Моя душа так хочет теплых слов

Владимиру Степановичу Жолобу посвящается

Он прошел почти всю войну с первого дня, участвовал в контрнаступлении под Москвой, Сталинградской и Курской битвах, форсировал Днепр, освобождал родную Украину и Польшу, брал Берлин. Казалось, Фортуна будет хранить его всегда. Он не дошел до Рейхстага 8 км и не дожил два дня, чтобы увидеть Знамя Победы. Он стал последним офицером 259-го отдельного танкового полка, погибшим во время войны.

Моя душа так хочет теплых слов

Владимиру Степановичу Жолобу посвящается

Война и мир

Ивану Яковлевичу и Анне Степановне Водопьяновым, Степану Андреевичу и Федосье Андреевне Горшковым, Федору Федоровичу Гроздову посвящается

Это повесть о погибшем на фронте моем отце Иване Яковлевиче Водопьянове и о моих родных, самых близких людях, которые вырастили и воспитали нас, малолеток, в то суровое, полное лишений, военное время.

Война и мир

Ивану Яковлевичу и Анне Степановне Водопьяновым, Степану Андреевичу и Федосье Андреевне Горшковым, Федору Федоровичу Гроздову посвящается

Война Ивана

Ивану Ивановичу Шаргунову посвящается

Деревенский дитятя, простреленный пулей, возился на пыльном полу, играл в войну. И вдруг зарыдал, бросился к матери на кухню. «Что, что такое?» — «Папку убили, папку убили!» — кричал... Был больно бит, но, заходясь в отчаянном плаче, повторял: «А я же не виноват! Папку убили!»

Война Ивана

Ивану Ивановичу Шаргунову посвящается

Вызываю огонь на себя!

Алексею Кирилловичу Кортунову посвящается

«Мы могли рисковать своими жизнями, но не плацдармом, не делом, которое нам поручено. Риск важен в любом деле. Но риск осмысленный. Надежда остаться в живых была: мы зарылись в землю, хорошо окопались. И еще верили, что наши бьют точно. Ведь я сообщил все координаты».

Вызываю огонь на себя!

Алексею Кирилловичу Кортунову посвящается

Дед, как же тебя не убили?

Николаю Егоровичу Нисифорову посвящается

Снаряд попал прямо в их плот — все погибли, весь пулеметный расчет. Дед плавать не умел. Вода кровавая кипела вокруг, он пошел ко дну, потом его вынесло наверх, барахтался, захлебывался, сходил с ума, потом зацепился за какие-то доски, на них и выплыл сквозь ад — далеко не первый ад за ту войну и далеко не последний.

Дед, как же тебя не убили?

Николаю Егоровичу Нисифорову посвящается

Поезд Победы

Ивану Архиповичу Волкову посвящается

«Весь блокадный Ленинград торжествовал по случаю отправления первого поезда. Был митинг, гремел оркестр, говорили речи, и слезы радости блестели в глазах ленинградцев. Измученные, но радостные лица, и робкая надежда на приближение конца блокадного кошмара».

Поезд Победы

Ивану Архиповичу Волкову посвящается

Есть только творенья бессмертные...

Федору Никифоровичу Наговицыну посвящается

«В первое время Прохоров крепко проверял меня в боях, а когда убедился, что ни одно боевое задание не остается невыполненным и без потерь, стал посылать в бой на самые опасные и ответственные участки. За бои, проведенные без потерь, меня прозвали „бессмертным“».

Есть только творенья бессмертные...

Федору Никифоровичу Наговицыну посвящается

Листая старые архивы

Гурию Васильевичу Васильеву посвящается

Мой дед умер от ран за 54 дня до ПОБЕДЫ... Наш долг — сберечь бесценные документы, отражающие настоящий подвиг наших предков, и передать их детям и внукам, чтобы 22 июня 1941 года не повторилось никогда.

Листая старые архивы

Гурию Васильевичу Васильеву посвящается

Атакуют торпедные катера

Георгию Дмитриевичу Курбатову посвящается

После войны дяде присвоили офицерское звание, и до 1949 года старший лейтенант Курбатов продолжал службу в ВМФ СССР. Осенью 1949 года, после увольнения в запас, он вернулся в Елец. В 1954 году окончил Орловскую партийную школу. Трудился руководителем одного из елецких транспортных предприятий, обучал и воспитывал молодежь технического училища № 30 г. Ельца.

Атакуют торпедные катера

Георгию Дмитриевичу Курбатову посвящается

Две судьбы в единую слиты...

Владимиру Сергеевичу и Надежде Васильевне Баранчеевым посвящается

Суровой сталинградской зимой суждено было соединиться жизни молодого хирурга, тогда еще гвардии капитана медицинской службы Владимира Сергеевича Баранчеева, и молоденькой медицинской сестры, гвардии лейтенанта медицинской службы Надежды Васильевны Корчагиной. Молодые хирург Володя и медсестра Надя играли свадьбу в новогоднюю ночь 43-го года прямо в землянке.

Две судьбы в единую слиты...

Владимиру Сергеевичу и Надежде Васильевне Баранчеевым посвящается

Молодая гвардия

Ангелине Тихоновне Самошиной посвящается

«Дорогие мама и папочка! Не плачьте, слезами не вернете дочери Вашей, смелой как орленок, красивой, как сама жизнь».

Молодая гвардия

Ангелине Тихоновне Самошиной посвящается

Спасение Ленинграда

Игорю Дмитриевичу Шаталову посвящается

Командир пулеметного взвода младший лейтенант Шаталов «при наступлении на треугольник железной дороги в районе Синявино первым со своим взводом ворвался в траншею противника и огнем из пулемета подавил огонь двух ротных минометов, уничтожив их прислугу», при этом был тяжело ранен и пробыл в госпиталях до конца войны. За свой подвиг он был награжден орденом Красной Звезды.

Спасение Ленинграда

Игорю Дмитриевичу Шаталову посвящается

За нашу Родину — огонь! Огонь!

Алексею Александровичу Брыкину посвящается

Со стороны Бреслау появилась девятка юнкерсов. Снизившись, бомбардировщики легли на боевой курс. Разом заговорили все крупнокалиберные пулеметы. Огненные трассы потянулись к немецким самолетам, но те не сворачивали с боевого курса. Так начался бой, за который майор Брыкин был удостоен звания Героя Советского Союза.

За нашу Родину — огонь! Огонь!

Алексею Александровичу Брыкину посвящается

Повоюем, дружище!

Григорию Ивановичу Герасимову посвящается

«И верится, и не верится! Неужели война! Теперь-то понятна такая спешка и эти все работы за последнее время. Теперь понятно! Так быстрее за работу! Обеспечить командование полка топокартами новейшего образца!»«Все ребята в каком-то возбужденном состоянии, все напряжены и сосредоточены. Здороваются со мной, выкрикивая слова приветствия и поднимая запыленные танковые очки на лоб: «Здорово, Григорий! Повоюем, дружище!».«От Максимыча я узнал судьбу некоторых своих бывших товарищей. Многих хороших людей уже нет. От танкистов остались одни лишь хорошие воспоминания».«...пленные еще никак не могут поверить, что их начали бить здорово и серьезно, они уверены в том, что Ленинград и Москва взяты ими и что их бьют только здесь, в этих калининских лесах и селигерских болотах».«Из каждого штаба дивизиона вызваны на занятия картографы. Занятия с ними провожу я как старший картограф полка. В мою задачу входило дать понятие о картографии, научить их разбираться в номенклатуре, дать навыки в подготовке и склеивании топографических карт». «22 июня 1942 года. И вот ровно год, как началась война. Много за это время видела наша земля и народ горя и страданий. Сколько погибло молодых здоровых людей, сколько разрушенных сел и городов! А войны еще и конца не видно».

Повоюем, дружище!

Григорию Ивановичу Герасимову посвящается

Горючее — фронту!

Георгию Анатольевичу и Людмиле Николаевне Мартыновым посвящается

С первого дня войны отец служил в системе снабжения войск горючим, руководил работой складов горюче-смазочных материалов, ремонтом нефтебаз, тары и оборудования. Лично выезжал на трудные участки, на перевалы. Его вклад в Победу как одного из лучших представителей Службы горючего ВС СССР был высоко оценен командованием.

Горючее — фронту!

Георгию Анатольевичу и Людмиле Николаевне Мартыновым посвящается

Такие люди на фронте нужны

Сергею Петровичу Колбасину посвящается

«Гитлеровцам удалось прорваться и отрезать наш отряд от основных сил корпуса. В течение шести суток мы вели неравный бой с 7-й танковой дивизией гитлеровцев...»

Такие люди на фронте нужны

Сергею Петровичу Колбасину посвящается

Улица Костылева

Евгению Арсеньевичу Костылеву посвящается

Атакующие казаки обрушились на врага под прикрытием артиллерии. Но фашисты ударили с фланга, введя свежие резервы, и часть наших солдат осталась отрезанной от основных сил. И тогда Евгений Арсеньевич принял решение вызвать огонь на себя.

Улица Костылева

Евгению Арсеньевичу Костылеву посвящается

Казаки, за мной!

Василию Андреевичу Приворотному посвящается

«При смене огневой позиции взвод неожиданно контратаковала немецкая пехота. Тов. Приворотний, видя угрожающее положение взвода, поднял казаков с личным оружием и повел в атаку».

Казаки, за мной!

Василию Андреевичу Приворотному посвящается

Человек, прошедший две войны

Михаилу Петровичу Максину посвящается

Через мост с западного берега Луги стали перебегать одиночки-красноармейцы с криками: «Танки!». Один из бойцов тащил пулемет Максима и коробку с патронной лентой. На мосту он упал. Михаил, оттащив солдата в кювет и отдав ему свой санитарный пакет, вернулся за пулеметом...

Человек, прошедший две войны

Михаилу Петровичу Максину посвящается

Комбат Измоденов

Ивану Константиновичу и Александре Ивановне Измоденовым посвящается

Под поздравлением командования в газете было напечатано письмо прабабушки: «Передаю тебе поцелуй матери и даю наказ — быть стойким и преданным родине до конца! Держи в порядке и наготове твое боевое оружие, бей врага без промаха. Твоя мама».

Комбат Измоденов

Ивану Константиновичу и Александре Ивановне Измоденовым посвящается

Если завтра война, если завтра в поход

Михаилу Алексеевичу Бушину посвящается

Михаил Алексеевич Бушин был назначен заместителем командира 338-й стрелковой Краснознаменной дивизии Владимира Георгиевича Кучинева. Судьба свела вместе совершенно разных людей — сына дворянина и сына крестьянина-бедняка. Однако было главное, что их объединяло: любовь к Родине и ненависть к ее врагам.

Если завтра война, если завтра в поход

Михаилу Алексеевичу Бушину посвящается

Тот самый Баранец

Петру Титовичу Баранцу посвящается

Только со временем мой отец понял, что дед гордился, что его отходил плетью сам Чуйков и не расстрелял, потому что дед к тому времени стал уже «тот самый Баранец».

Тот самый Баранец

Петру Титовичу Баранцу посвящается

Бесстрашный сын татарского народа

Хамзе Мурсалимовичу Мухамадиеву посвящается

«На позицию взвода ползло еще несколько стальных крепостей. Из траншеи выскочила группа смельчаков и бросилась наперерез танкам. Во главе был Хамза Мухамадиев. Схватив в одну руку автомат, а в другую гранату, Хамза побежал к ближнему „Тигру“».

Бесстрашный сын татарского народа

Хамзе Мурсалимовичу Мухамадиеву посвящается

Военный химик

Алексею Ивановичу Извольскому посвящается

Командование взводами (21-й, затем 15-й отдельной роты специального назначения) — это первые военные университеты деда, человека, впоследствии ставшего организатором и руководителем больших научных коллективов и институтов.

Военный химик

Алексею Ивановичу Извольскому посвящается

Молодой изобретатель

Сергею Андреевичу Зубову посвящается

Молодой изобретатель Сергей Андреевич Зубов успел добиться успеха. Но не успел завершить свое последнее изобретение — был мобилизован в ряды РККА. Мой прадед прислал родным лишь два письма. А после войны пришло извещение: пропал без вести.

Молодой изобретатель

Сергею Андреевичу Зубову посвящается

От Сталинграда до Праги

Василию Петровичу Фирсову посвящается

«За то, что ушел с разведчиками без разрешения, замполит полка меня наказал. А начальник политотдела дивизии представил к награждению орденом Отечественной войны II степени, как и всех участников разведгруппы».

От Сталинграда до Праги

Василию Петровичу Фирсову посвящается

Воинский подвиг рядового Захарова

Павлу Петровичу и Николаю Павловичу Захаровым посвящается

Так случилось, что на фронт он уходил вместе со своим отцом Павлом Петровичем, с которым они в течение трех лет воевали в одном взводе. 10 июня 1944 года, возвращаясь с очередного задания по разминированию заграждений противника, Николай был обстрелян минометчиками противника. Тяжелораненого сына ночью вынес с поля боя его отец. Через несколько часов Николай умер у него на руках...

Воинский подвиг рядового Захарова

Павлу Петровичу и Николаю Павловичу Захаровым посвящается

Девушка с красным крестом на сумке

Алле Михайловне Савкиной посвящается

«На протяжении 2,5 лет на Волховском фронте шли жестокие бои. Когда наша танковая бригада участвовала в сражениях, я оказывала медицинскую помощь прямо на поле боя, а в случае надобности выносила раненого солдата до ближайшего укрытия или санпоста».

Девушка с красным крестом на сумке

Алле Михайловне Савкиной посвящается

Оружие Победы

Александру Федоровичу Корнееву посвящается

Отец с 1928 года служил у границ с Маньчжурией, оккупированной Японией. В должности инспектора по мехтяге штаба армии содействовал повышению боеготовности войск, награжден орденом Красной Звезды. В звании майора вышел в отставку, однако с техникой расстаться не смог.

Оружие Победы

Александру Федоровичу Корнееву посвящается

Возвращение

Федору Ивановичу Злаказову посвящается

Ночью 22 июня 1941 года немцы совершили налет на приграничные воинские части. Артполк со всей техникой в считаные минуты сравняли с полем. Из 84 танков осталось лишь 12! Нет еды, горючего, оружия, хутор пуст, а вокруг немцы. Один из осколков рассек Федору кожу на спине. Его отбросило взрывной волной, перебило сухожилия, задело кость и порвало колено. Когда пришел в себя, первой мыслью была: «Отвоевал! И сына после себя не оставил»...

Возвращение

Федору Ивановичу Злаказову посвящается

Гимнастерка от «миссис Черчилль»

Виктору Георгиевичу Клименко посвящается

На построении командир спросил: «Кто пойдет служить в разведку?». Первым три шага вперед сделал Виктор. Строй разразился смехом. Но командир кивнул и объявил его сыном полка. Так в 15 лет он оказался в 6-м отдельном разведбатальоне.

Гимнастерка от «миссис Черчилль»

Виктору Георгиевичу Клименко посвящается

Дед, ты лучший!

Дмитрию Васильевичу Терехову посвящается

«Смерти я не боялся. Она постоянно была рядом с нами, насмотрелся на такое — лучше тебе об этом не слышать. Со временем чувство страха притупилось. Хотя привыкнуть к тому, что десятки людей ежедневно погибают рядом с тобой и ты в любой момент можешь стать одним из них, тяжело».

Дед, ты лучший!

Дмитрию Васильевичу Терехову посвящается

Главная по крови

Надежде Дмитриевне Рыковой посвящается

«Горько было смотреть на ленинградцев. Они умирали у нас на руках, а мы ничем помочь им не могли. Тогда мы решили, что наше место на фронте. Мы, молодые и здоровые, должны быть на передовой».

Главная по крови

Надежде Дмитриевне Рыковой посвящается

Братья на войне

Николаю Николаевичу, Григорию Николаевичу, Аркадию Николаевичу Баскаковым посвящается

Полковой художник Николай Баскаков рвался на фронт, где льется кровь, где сражаются его старшие братья Григорий и Аркадий. Но тщетно — рядом Япония, его фронт здесь. После Победы все братья вернулись домой. Тем не менее война на всю жизнь осталась в сердце художника.

Братья на войне

Николаю Николаевичу, Григорию Николаевичу, Аркадию Николаевичу Баскаковым посвящается

Танкист из «Черных ножей»

Шаяху Сержеву посвящается

Немецким солдатам их командиры рассказывали, что им противостоит дикая дивизия «Черных ножей», коммунисты-головорезы которой безжалостно отрезают головы пленным. Этот слух родился, потому что добровольцы-уралмашевцы получили от металлургов ножи в подарок. Конечно, головы они никому не отрезали, но гордились, что враг так их боится.

Танкист из «Черных ножей»

Шаяху Сержеву посвящается

Летчик от Бога

Евгению Константиновичу Афанасьеву посвящается

В бой рвались. Хотели показать свою силу, силу и красоту машин, хотели воевать так, чтобы страна ими гордилась, чтобы в глазах отражались один за другим черные дымы сбитых, горящих прямо в воздухе вражеских самолетов, штопором уходящих вниз и втыкающихся носом в землю. Так-то, знай, мол, наших!..

Летчик от Бога

Евгению Константиновичу Афанасьеву посвящается

Подходим к немецкой границе

Петру Ивановичу Сучкову посвящается

Из последнего его письма с фронта моя мама запомнила главную фразу: «Подходим к немецкой границе». Значит, скоро войне конец! Всё... Было еще письмо от паренька, который писал, что Петр Иванович был для него на фронте как отец, и что ранен он был в бою, и с того поля боя его отправили в госпиталь. Прощаясь с Андреем, дед обещал писать, но пропал.

Подходим к немецкой границе

Петру Ивановичу Сучкову посвящается

Дети в Освенциме

Любови Григорьевне Шевневой и Таисии Григорьевне Литвиновой посвящается

«Нас привезли в Освенцим. В ту пору мне было 7 лет, моим сестричкам Зине — 2 года, Любе — 6, Лиде — 12, Фаине — 14, а брату Павлику — 15 лет. По прибытии нам всем накололи номера. И с этого момента для нас начались полные ужаса мучения».

Дети в Освенциме

Любови Григорьевне Шевневой и Таисии Григорьевне Литвиновой посвящается

Учитель с большой буквы

Дмитрию Алексеевичу Кулешову посвящается

«Нужно было пробираться на Ворошиловград. Создалась угроза попасть в окружение, был приказ уничтожить все документы. Как потом выяснилось, практически каждый сохранил свой комсомольский билет».

Учитель с большой буквы

Дмитрию Алексеевичу Кулешову посвящается

Подвиг матери

Марцелине Георгиевне Шмидт посвящается

Нелегко пришлось Марцелине, каждую минуту в напряжении, чтобы ничего не случилось с детьми: в один из дней сын Иван достал из кобуры отлучившегося немца револьвер. Испугавшаяся мать отобрала оружие и стала ругать сына. Тут вошел немец — сердце матери остановилось.

Подвиг матери

Марцелине Георгиевне Шмидт посвящается

Имя Героя

Феоктисту Андреевичу Трифонову посвящается

Артиллеристы заняли круговую оборону, открыли по автоматчикам ружейный и пулемётный огонь. Но фашисты продолжали наступать, сжимая кольцо окружения. Тогда Трифонов по телефону вызвал огонь батареи на себя.

Имя Героя

Феоктисту Андреевичу Трифонову посвящается

Не стареют душой ветераны

Антонине Павловне Духненко посвящается

Необычную для девушки профессию избрала Антонина — водитель автомобиля. Училась ездить на старой разбитой полуторке. Когда настала пора сдавать экзамены, она стала единственной девушкой, получившей водительские права.

Не стареют душой ветераны

Антонине Павловне Духненко посвящается

За храбрость, стойкость и мужество...

Василию Зиновьевичу Воликову посвящается

День рождения деда приходился на 5 мая, но мы никогда не отмечали его в этот день, переносили на 9-е число. Василий Зиновьевич говорил, что для него важнее и памятнее 9 Мая — «день, когда мы победили».

За храбрость, стойкость и мужество...

Василию Зиновьевичу Воликову посвящается

«Не дай Бог вам узнать, что такое война»

Ваагну Амбарцумовичу Америкяну посвящается

Шел бой, после перестрелки была дана команда всем уйти, и только отца с орудием оставили на опустевшем поле боя в ночи. Командир почти прямым текстом признался, что оставляет его на верную смерть, но было необходимо подавить вражеское орудие, поливающее смертельным огнем позиции наших войск.

«Не дай Бог вам узнать, что такое война»

Ваагну Амбарцумовичу Америкяну посвящается

Век солдата

Никите Тимофеевичу Тимофееву посвящается

«Я бежал со всеми, крича „ура!!!“, сапоги были в воде и в крови, боль не чувствовал, самое главное, мы форсировали Днепр!»

Век солдата

Никите Тимофеевичу Тимофееву посвящается

Мой дедушка — герой

Дмитрию Константиновичу Квитовичу посвящается

Дмитрий Квитович был в числе первых, кто форсировал Днепр. Предрассветным туманным утром он переправился через реку вместе с пятью бойцами. Крохотный плотик из нескольких досок швыряло волнами, вздымавшимися от взрывов снарядов, свистели осколки и пули.

Мой дедушка — герой

Дмитрию Константиновичу Квитовичу посвящается

А помирать нам рановато...

Ягафару Мифтаховичу Асламчину посвящается

Впереди шли танки, за ними — машины. Автомобиль, который ехал впереди, взорвался от прямого попадания снаряда. Ягафар Мифтахович успел сманеврировать — хорошая реакция водителя спасла весь минометный расчет и арсенал боеприпасов.

А помирать нам рановато...

Ягафару Мифтаховичу Асламчину посвящается

Ты еще увидишь, какого цвета глаза у любимой...

Павлу Ильичу Конденкову посвящается

Осколками разорвавшегося снаряда деду повредило ногу, выбило зубы, ударной волной контузило и засыпало землей. Очнулся уже в госпитале, глаза резало, страшно было стать в 19 лет инвалидом. Но врач сказал: «Ничего, парень, молодость свое возьмет. Еще увидишь, какого цвета глаза у любимой».

Ты еще увидишь, какого цвета глаза у любимой...

Павлу Ильичу Конденкову посвящается

Он остался на Мысхако

Михаилу Петровичу Екимову посвящается

Он остался на Мысхако

Михаилу Петровичу Екимову посвящается

Просто солдат

Николаю Андреевичу Данилову посвящается

Многих солдат, вернувшихся с фронта, война догнала уже позже. Моего отца — в 39 лет. Ранения давали о себе знать, ему только что сделали очередную операцию. И тут трагический случай: конь, запряженный в телегу, чего-то испугался и понесся на детей. Отец остановил его, но операционные швы разошлись. Так и закончился его последний бой.

Просто солдат

Николаю Андреевичу Данилову посвящается

Стрелок цементного бомбардировщика

Николаю Яковлевичу Павленко посвящается

При втором заходе он обнаружил огонь зениток и доложил об этом командиру экипажа, последний принял решение атаковать. При выходе из пикирования метким огнем своего пулемета Павленко взорвал склад с боеприпасами

Стрелок цементного бомбардировщика

Николаю Яковлевичу Павленко посвящается

А это была — просто Победа!

Николаю Акимовичу Ковальчуку посвящается

Первый бой он принял в звании младшего лейтенанта — командиром артиллерийского орудия. Победу встретил в Праге командиром батареи в звании капитана. Кавалер Орденов Отечественной войны I и II степенней, награжден медалями «За взятие Берлина», «За взятие Праги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне».

А это была — просто Победа!

Николаю Акимовичу Ковальчуку посвящается

Командир танка

Петру Алексеевичу Мартьянову посвящается

Когда смотришь на карту, кажется, что дед прошел вроде бы и не длинный боевой путь — от города Сумы через Днепр до города Фастова, что южнее Киева. Но боевыми эпизодами и событиями этот путь был насыщен до предела.

Командир танка

Петру Алексеевичу Мартьянову посвящается

65 тысяч километров без ремонта

Ивану Сергеевичу Зайцеву посвящается

Дед прошел всю войну от начала и до конца. Служил водителем в 52-й армии. Воевал на Волховском, Воронежском, 2-м и 1-м Украинских фронтах. Не раз под обстрелом противника, пренебрегая опасностью, выполнял порученные задания. Проявлял при этом мужество и находчивость, честно выполняя свой воинский долг.

65 тысяч километров без ремонта

Ивану Сергеевичу Зайцеву посвящается

Сто первый осколок

Александру Григорьевичу Григорьеву посвящается

После операции пришел хирург и поставил на табуретку солдатскую кружку, полную всяких железяк. Пошутил: «Выпить не хочешь?». «Это что?» — спрашиваю. «А это, голубчик, мы по твоей спине бороной прошлись и вона сколько накопали. Ровно сто осколков, на полкило потянет».

Сто первый осколок

Александру Григорьевичу Григорьеву посвящается

Грозное небо Николая Шаповалова

Николаю Александровичу Шаповалову посвящается

Его подразделение прикрывало от ударов с воздуха Баку и нефтяные объекты.

Грозное небо Николая Шаповалова

Николаю Александровичу Шаповалову посвящается

Герой Советского Союза Иван Ходырев

Ивану Васильевичу Ходыреву посвящается

8 мая 1944 года рядовой Иван Ходырев первым поднялся на штурм Сапун-горы. В ожесточенном бою уничтожил ручной пулемет и с группой бойцов занял траншею противника. Раненый, остался в строю и одним из первых ворвался в город Севастополь. За отвагу и геройство ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Герой Советского Союза Иван Ходырев

Ивану Васильевичу Ходыреву посвящается

Пропавшие без вести

Сергею Ивановичу, Андрею Ивановичу, Константину Ивановичу и Зое Сергеевне Вьюшиным посвящается

Мой дед ушел на фронт в самом начале войны, оставив жене и дочери фотокарточку с трогательной памятной подписью. Командовал взводом 51-го батальона аэродромного обслуживания. В январе 1943 года лейтенант Сергей Иванович Вьюшин пропал без вести, так и не дождавшись освобождения родного Ленинграда.

Пропавшие без вести

Сергею Ивановичу, Андрею Ивановичу, Константину Ивановичу и Зое Сергеевне Вьюшиным посвящается

Защитник Советского Заполярья

Георгию Митрофановичу Сучалкину посвящается

Великая Отечественная для Георгия Сучалкина, как и для всех бойцов 104-го артполка, началась в июне 1941 года, когда завязались кровопролитные бои за Советское Заполярье. Орудие, которым командовал мой дед, первым ударило по фашистским захватчикам.

Защитник Советского Заполярья

Георгию Митрофановичу Сучалкину посвящается

«Осторожно! Стреляет русский снайпер!»

Андрею Александровичу Шмелеву посвящается

Семья — это муж, жена и дети. Продолжение традиций. Русский народ, он — непревзойденный. И неграмотный, и, бывает, грубоватый, но в глубине души каждого из нас, русского человека, много добра, много чести и достоинства. Самое главное — не потерять себя, быть достойным и считать окружающих тебя людей достойными уважения.

«Осторожно! Стреляет русский снайпер!»

Андрею Александровичу Шмелеву посвящается

Военное дело сдано на отлично!

Александру Михайловичу, Ирине Николаевне Сахартовым и Георгию Ивановичу, Евгении Федоровне Абрамовым посвящается

Никогда не было так не по себе, как в японскую войну. Идет, растянутая на много километров, пленная миллионная Квантунская армия, ее сопровождают автоматчики, один на километр. Не знаешь, доедешь ты до следующего автоматчика или нет.

Военное дело сдано на отлично!

Александру Михайловичу, Ирине Николаевне Сахартовым и Георгию Ивановичу, Евгении Федоровне Абрамовым посвящается

Маленькие истории большой Победы

Анне Ерофеевне, Марьяну Леонтьевичу Чайковским и Станиславу Ерофеевичу Колибабчуку посвящается

Насколько удивительны и непредсказуемы повороты судьбы. Мои дедушка и бабушка, некогда заклейменные как «враги народа», смогли восстановить свое честное имя и прожили достойные жизни.

Маленькие истории большой Победы

Анне Ерофеевне, Марьяну Леонтьевичу Чайковским и Станиславу Ерофеевичу Колибабчуку посвящается

Две войны на одну жизнь

Якову Альбиновичу Яворскому посвящается

На жизнь одного человека выпало две войны. Мой прадед прошел и гражданскую, и Великую Отечественную — с первого дня и до последнего. Умер он в Одессе в 1946 году — дала о себе знать контузия.

Две войны на одну жизнь

Якову Альбиновичу Яворскому посвящается

Героическая подпольщица

Хатидже Чапчакчи посвящается

«...задавались вопросы о партизанском отряде, именах участников — с обещанием сохранить жизнь не только ей, но и ее двум маленьким дочкам. Не менялись и ее ответы: „Не знаю, не знакома, не участвовала“. И лишь при упоминании дочек чуть сжались руки».

Героическая подпольщица

Хатидже Чапчакчи посвящается

Защитник Ленинграда

Александру Михайловичу Копейкину посвящается

В 1942 году, по достижении совершеннолетия, Александр был призван в самоходный артиллерийский полк, сформированный для обороны Ленинграда. Несмотря на юный возраст, был назначен командиром самоходной артиллерийской установки СУ-76.

Защитник Ленинграда

Александру Михайловичу Копейкину посвящается

Всем смертям назло

Ивану Трофимовичу Буткову посвящается

Осенний день был пасмурным. Татьяна Павловна колола дрова и плакала: у всех мужья и сыновья пришли, а ее любимого так и нет. Вечером в дверь постучали: «Таня, Танюша, открывай, это я, Ваня, вернулся!»

Всем смертям назло

Ивану Трофимовичу Буткову посвящается

В боях за Гатчину

Тухбату Мухтаровичу Зайнуллину посвящается

Одним из тех, кто отдал свою жизнь ради общей Победы, был мой дед — рядовой 185-го стрелкового полка 224-й стрелковой дивизии Тухбат Мухтарович Зайнуллин, ставший участником защиты и освобождения Ленинграда.

В боях за Гатчину

Тухбату Мухтаровичу Зайнуллину посвящается

Сибиряки

Полине Григорьевне и Николаю Алимпиевичу Китаевым посвящается

Мать увидела Николая, тот махал ей рукой и кричал. Она бросила ему узелок в теплушку... Поезд промчался без остановки, лишь снежная поземка заметала шпалы за ним. Всё сразу стихло. И вдруг со всех сторон раздался страшный вой. Выли, рыдали, стонали бабы, женщины, девушки, дети, будто уже сейчас проводили своих родных в последний путь.

Сибиряки

Полине Григорьевне и Николаю Алимпиевичу Китаевым посвящается

Подвиг героя цены не имеет

Алексею Гордеевичу Еременко посвящается

Политрук Алексей Гордеевич Ерёменко, заменивший раненого командира роты, поднял в очередную атаку бойцов со словами: «За мной! За Родину! Вперёд!» И тут же был убит. За несколько секунд до гибели его сфотографировал Макс Альперт.

Подвиг героя цены не имеет

Алексею Гордеевичу Еременко посвящается

Война нас приучила работать и не жаловаться

Екатерине Николаевне Ерлинековой посвящается

А еще обычным для людей того поколения было бережное отношение к хлебу — бабушка приучала к этому и нас, внуков. Помню, у нее дома был буфет, там она всегда прятала «на черный день» пакетик с печеньем. В детстве я не сознавала, зачем, и только став старше, поняла, что все это — отголоски войны.

Война нас приучила работать и не жаловаться

Екатерине Николаевне Ерлинековой посвящается

Летчики или пехота?

Александре Петровне и Семену Васильевичу Заикиным посвящается

Дедушка никогда не пользовался положенными ему льготами ветерана Великой Отечественной войны, так как считал, что защищать Родину — это гражданский долг каждого человека, и Родина за это ему ничего не должна взамен.

Летчики или пехота?

Александре Петровне и Семену Васильевичу Заикиным посвящается

Есть такое слово — «выстоять»!

Николаю Владимировичу Зинову посвящается

Быть пулеметчиком — работа тяжелая. Ребята из батальона дрогнули: потери были большие, начали отходить. А мой пулеметный расчет и на метр назад не двинулся: прикрывали отход. С семи утра и до самого вечера наш максим не замолкал. Подробности этого боя помню плохо. Даже удивился, когда вечер наступил: казалось, прошел всего миг. Так было и потом. Но первый бой... Он особенный — держишь себя в каком-то напряжении. А лишь потом приходит к тебе усталость, голод.

Есть такое слово — «выстоять»!

Николаю Владимировичу Зинову посвящается

Под шквальным огнем

Александру Ильичу Растегаеву посвящается

«Идет бой, не поймешь, где свои, где чужие. Пропала связь. Отправили исправить: одного бойца убили, второго. Настал мой черед. Нашел место обрыва, соединил провода под шквальным артиллерийским огнем и выполнил приказ. До самой темноты мне пришлось просидеть в воронке — кругом стрельба, взрывы, душераздирающие крики. Время показалось вечностью».

Под шквальным огнем

Александру Ильичу Растегаеву посвящается

Вечная разлука

Ивану Титовичу Васькову посвящается

«Осенью 1941 года мы готовили укрепления для обороны столицы под Вязьмой: рыли окопы, строили блиндажи для отражения противника в первом эшелоне. Перед наступлением немцев за неделю обстрелов было разрушено большинство этих оборонных сооружений. Практически был уничтожен лес, находившийся за нашими окопами, и гитлеровцы пошли в атаку. Погибло очень много солдат».

Вечная разлука

Ивану Титовичу Васькову посвящается

Ради жизни на земле

Басангу Педеровичу Надбитову посвящается

«Когда гитлеровские самолеты обстреляли взвод пушек и часть расчетов была выведена из строя, тов. Надбитов лично сам стал у орудия и вел огонь по наступающим немецким танкам...»

Ради жизни на земле

Басангу Педеровичу Надбитову посвящается

По танкам из сорокопятки

Александру Степановичу Полящуку посвящается

Вместе со своей частью Александр Степанович Полящук гнал немцев все дальше. Освобождал Крым. В 1907 году в городе Севастополе служил его отец Степан Сильвестрович. А в 1944 году сын Степана Сильвестровича был в Севастополе в числе освободителей.

По танкам из сорокопятки

Александру Степановичу Полящуку посвящается

Материнское благословение

Александру Андреевичу Панявкину посвящается

Я берегу металлическую ладанку, которая прошла с папой через всю войну. Он служил в 481-й отдельной роте связи, участвовал в боях на Волховском, Ленинградском, Прибалтийском, Белорусском фронтах. Много раз был на грани жизни и смерти, но материнское благословение и Господь хранили его. В одном из боев под Ленинградом осколок угодил прямо в ладанку, пробив металлическую пластинку...

Материнское благословение

Александру Андреевичу Панявкину посвящается

Ошибается сапер в жизни только раз

Дмитрию Алексеевичу Смирнову посвящается

Эти страшные физические и нравственные испытания достались по сути мальчишкам — отцу в тот май не исполнилось еще и 25 лет, а за спиной две войны, почти 5 лет фронта. Они по праву заслужили эту выстраданную, тяжело добытую Победу.

Ошибается сапер в жизни только раз

Дмитрию Алексеевичу Смирнову посвящается

От солдата до генерала

Николаю Анатольевичу Ефимову посвящается

За умелые и решительные действия, способствовавшие взятию Вены, дедушка был награжден медалью «За взятие Вены», а воинской части, в которой он служил, было присвоено наименование Венской. Часть была награждена орденом Суворова I степени, а восьми бойцам и офицерам, в том числе и моему дедушке, была объявлена благодарность Верховного главнокомандующего тов. Сталина.

От солдата до генерала

Николаю Анатольевичу Ефимову посвящается

Подвиг гвардии капитана Братина

Александру Апполоновичу Братину посвящается

3 февраля 1945 года 757-й стрелковый полк гвардии капитана Братина вел тяжелый бой с превосходящими силами противника на западном берегу Одера. Безжалостная правда войны заключается в том, что от вражеской пули не защищен никто и гибнут, как правило, самые достойные. Так в 35 лет оборвалась жизнь гвардии капитана Александра Братина.

Подвиг гвардии капитана Братина

Александру Апполоновичу Братину посвящается

Сильные духом

Анатолию Мефодьевичу Кондратьеву, Владимиру Николаевичу Булычеву посвящается

Они взрослели, мужали, отдавали Родине все силы и свои жизни. Наглядный пример тому — судьба моих дедушек, воевавших на соседних фронтах: Волховском и Ленинградском, но ничего не знавших друг о друге.

Сильные духом

Анатолию Мефодьевичу Кондратьеву, Владимиру Николаевичу Булычеву посвящается

Он вынес командира из горящего танка

Михаилу Михайловичу Потёмину посвящается

В первый раз мой дед вынес из пламени полковое знамя, во второй — командира танка. Когда закончилась война, ему было всего 20 лет, а вся грудь его была в боевых наградах.

Он вынес командира из горящего танка

Михаилу Михайловичу Потёмину посвящается

Связь восстановил

Семену Александровичу Селиванову посвящается

Прадед вспоминал, как переживали родители, когда получили на него похоронку. Но это было ошибкой... Он был ранен, после госпиталя вернулся на фронт. В 1944 году Семён Александрович Селиванов, старший телефонист управления 1-го дивизиона 540-го армейского минометного полка 49-й армии 2-го Белорусского фронта, за подвиг на поле брани был награжден орденом Славы III степени.

Связь восстановил

Семену Александровичу Селиванову посвящается

Он донес славу Русского оружия до Порт-Артура

Александру Васильевичу Кашицину посвящается

«Вы можете гордиться своим сыном, бесстрашным воином, доблестным защитником нашей отчизны. Александр Васильевич за годы войны прошел славный боевой путь. Он участник исторических победоносных битв за освобождение от немецкой оккупации нашей Родины».

Он донес славу Русского оружия до Порт-Артура

Александру Васильевичу Кашицину посвящается

Их не сломили война и ГУЛаг

Арсению Ивановичу, Софии Федоровне Саполновым и Антонине Иосифовне Труфановой посвящается

Как удивительно переплетаются человеческие судьбы. Мой папа, Арсений Иванович Саполнов, родился на Смоленщине в большой крестьянской семье, мама, София Федоровна Труфанова (Саполнова), — в г. Ессентуки и была единственной дочерью в семье. Встретились они в 1948 г. в Ухтижемлаге, и у обоих за плечами была война.

Их не сломили война и ГУЛаг

Арсению Ивановичу, Софии Федоровне Саполновым и Антонине Иосифовне Труфановой посвящается

Катя, Катюша, Екатерина

Екатерине Семеновне Кривошеевой посвящается

Какими словами передать душевную боль женщины, бежавшей вслед за поездом и не плачущей — слез уже не было, а кричавшей от бессилия что-либо изменить, провожая не по своей воле родного ребенка — дочь — в страшную неизвестность, на верную смерть.

Катя, Катюша, Екатерина

Екатерине Семеновне Кривошеевой посвящается

Чтобы помнили!

Давиду Семеновичу Костинбою посвящается

«По молодости лет я не задумывался о смерти. Вначале вообще была уверенность, что меня не убьют, ведь мне всего семнадцать лет, я еще и пожить не успел. Но когда насмотрелся на умирающих на поле боя товарищей, моих одногодков, услышал крики раненых „Мама!“, то все увиденное напрочь лишило меня этой уверенности...»

Чтобы помнили!

Давиду Семеновичу Костинбою посвящается

Чемпион разведки

Сергею Сергеевичу Корнилову посвящается

Основной состав бригады — спортсмены Москвы — прославленные чемпионы и рекордсмены страны и мира, мастера спорта и студенты Центрального института физкультуры. Все были добровольцами. Спортсмены-воины выполняли ответственные боевые задания в тылу врага.

Чемпион разведки

Сергею Сергеевичу Корнилову посвящается

Отчаянный летчик

Александру Августовичу Тимлеру посвящается

Все летчики того времени были немного хулиганами. Кумира молодых советских авиаторов Валерия Чкалова за то, что он пролетел под мостом, в свое время отчислили из отряда. Но это не остановило пилота Тимлера — он мечтал повторить опасный трюк и сделал это.

Отчаянный летчик

Александру Августовичу Тимлеру посвящается

Североморский ас-герой

Павлу Алексеевичу Панину посвящается

Панин бросил свой самолет под вражеский огонь, прикрыв своей машиной торпедоносцы. Ведомый не отстал от командира. Ужаленные огненными струями, оба краснозвездных «ястребка» в крутом пике упали в Баренцево море. По радио панинцы услышали в наушниках последние слова командира: «Друзья, выхожу из боя! Бейте гадов до последнего!».

Североморский ас-герой

Павлу Алексеевичу Панину посвящается

Командир взвода

Ивану Лукьяновичу, Валерию Ивановичу Филипповичам и Тамаре Ивановне Петровой посвящается

Иван Лукьянович, добрейший человек двухметрового роста, погиб в сражении под Ржевом. Артиллерийский расчет, которым он командовал, подбил 6 немецких танков, после чего их накрыло снарядом, никого не осталось в живых.

Командир взвода

Ивану Лукьяновичу, Валерию Ивановичу Филипповичам и Тамаре Ивановне Петровой посвящается

В 1941 году под Смоленском

Ивану Афанасьевичу Балакину посвящается

Их мечтам не дано было сбыться. На их долю выпало очень трудное испытание. Испытание на мужество, на стойкость, на верность. На верность Родине, на верность семье, своим любимым. Страшное, жестокое и очень долгое испытание.

В 1941 году под Смоленском

Ивану Афанасьевичу Балакину посвящается

Хлеб для партизан

Герасиму Тихоновичу и Ефросинье Ивановне Родиным посвящается

До освобождения Брянщины бабушка пекла хлеб партизанам. Однажды ее и соседку, которая также пекла хлеб, фашисты арестовали по доносу и приговорили к расстрелу. Один из полицаев повел их к оврагу.

Хлеб для партизан

Герасиму Тихоновичу и Ефросинье Ивановне Родиным посвящается

По ту сторону фронта

Ивану Васильевичу Воронину посвящается

Приказ командира роты: «Рядовому Воронину и санинструктору старшему сержанту Зубкову вытащить Привалова, спасти гвардейца». Мы с Зубковым обнялись, поцеловались на случай, если больше не увидимся, и под мощным нашим автоматным огнем поползли к Привалову.

По ту сторону фронта

Ивану Васильевичу Воронину посвящается

Дважды в горящем аду

Анне Андреевне Владимировой посвящается

Бомбы падали рядом с танкером, и каждая из них могла стать последней в жизни команды корабля. Все, кто в это время на танкере не работал, выходили на палубу, чтобы в случае, если танкер начнет тонуть, успеть прыгнуть в море.

Дважды в горящем аду

Анне Андреевне Владимировой посвящается

Война жестоко обошлась с его семьей

Шевкету Исхаковичу Муллину посвящается

Его младшие братья Фекрет и Неждет погибли на фронте, сестры Мунире и Нурие были угнаны в Германию. Однако это не избавило его маму Айнульхаят и младшую сестру школьницу Фетану — от депортации из Крыма.

Война жестоко обошлась с его семьей

Шевкету Исхаковичу Муллину посвящается

Завтра была Победа

Марии Степановне Назаровой посвящается

Покрутив ручку приемника, Мария поймала неизвестную волну. Несколько секунд ослепляющей радости — не успев подумать о последствиях, девушка прокралась на женскую половину барака. Потрясла за плечо подругу и прошептала: «Вера, просыпайся — война закончилась!».

Завтра была Победа

Марии Степановне Назаровой посвящается

Мы сражались насмерть!

Магди Капаровичу Тлекову, Абдулгазы Бикановичу Биканову посвящается

«Гитлер дал приказ о затоплении метро. Там были не только наши войска, но и их собственные, дети, старики... Действительно, настоящий фашизм».

Мы сражались насмерть!

Магди Капаровичу Тлекову, Абдулгазы Бикановичу Биканову посвящается

Живая легенда нашей семьи

Марии Петровне Голубниченко (Сорокиной) и Прокофию Семеновичу Голубниченко посвящается

Несмотря на тяжелые условия жизни, а может и благодаря им, люди были максимально сплочены. «У нас каждый знал, что ему делать. Никогда не возникало мысли „почему я? пусть кто-то другой сделает“. Наоборот, все старались друг другу помогать. Ответственность была большая».

Живая легенда нашей семьи

Марии Петровне Голубниченко (Сорокиной) и Прокофию Семеновичу Голубниченко посвящается

Вечный зов для каждого

Андрею Афанасьевичу Савченко и Льву Николаевичу Закаменному посвящается

Мой дед, будучи одним из командиров, попал в список на эвакуацию. Часть командиров и представителей партактива Севастополя эвакуировали авиацией. Около 700 человек начальствующего состава вывезли подводными лодками. Еще несколько тысяч смогли уйти на легких плавсредствах Черноморского флота. Деду предписывалось покинуть город на катере, однако тот в последний момент был уничтожен немецкой авиацией. Других возможностей покинуть город не было. Дед вместе с группой офицеров принял решение сражаться до конца.

Вечный зов для каждого

Андрею Афанасьевичу Савченко и Льву Николаевичу Закаменному посвящается

Душа нараспашку

Федору Кононовичу Филиппову посвящается

«Врешь, не возьмешь, фашист! Это тебе не сорок первый год! Огонь! Огонь!», — вдруг резко обожгло грудь, швырнуло на дно траншеи. «Командир убит», — услышал он, теряя сознание". Но нет, и на этот раз, уже в третий, смерть обошла его стороной.

Душа нараспашку

Федору Кононовичу Филиппову посвящается

Ветеран трех флотов

Михаилу Дмитриевичу Бородкину посвящается

Радиосвязью катер, который являлся флагманским, Михаил Дмитриевич обеспечивал надежно. По готовности «номер один» находился в орудийном расчете. Несмотря на сильную качку и ледяную воду, окатывающую с ног до головы, мужественно переносил все невзгоды.

Ветеран трех флотов

Михаилу Дмитриевичу Бородкину посвящается

Фронтовое братство

Махмуту Шайхиевичу Самитову и Ивану Трофимовичу Пехошкину посвящается

Родина-мать у нас одна — Советский Союз. Ее надо беречь и никому не давать в обиду. Всем жить в дружбе.

Фронтовое братство

Махмуту Шайхиевичу Самитову и Ивану Трофимовичу Пехошкину посвящается

Все равно вернусь...

Дмитрию Фоковичу Попову посвящается

Шел сержант Дмитрий Фокович дорогами войны, и оттуда приходили редкие весточки: «Машенька, все у меня хорошо, береги наших девочек. А я все равно вернусь, без рук, без ног, а вернусь».

Все равно вернусь...

Дмитрию Фоковичу Попову посвящается

Знать и помнить

Алексею Ефимовичу, Руфине Васильевне Шабалиным и Ивану Ивановичу, Евдокии Яковлевне Ивановым посвящается

Он нашел свою маму 21 июля в больнице и участвовал (в свои 11 лет!) в ее «временных» похоронах в воронке во дворе — тянуть было нельзя, 22 июля 1942 года фашисты вошли в Ростов второй раз.

Знать и помнить

Алексею Ефимовичу, Руфине Васильевне Шабалиным и Ивану Ивановичу, Евдокии Яковлевне Ивановым посвящается

Контрразведка — его работа

Саркису Мосесовичу Чобаняну посвящается

Специалист очень мирной профессии инженера-строителя Саркис Мосесович Чобанян был направлен на службу в органы армейской контрразведки Смерш. На нашу территорию и в расположение советских воинских частей пытались проникнуть шпионы, диверсанты, провокаторы. Их деятельности надо было противостоять.

Контрразведка — его работа

Саркису Мосесовичу Чобаняну посвящается

Евангелие от Феоктиста

Феоктисту Максимовичу Мачулину посвящается

Когда грянула война с фашистами, ему было уже сорок четыре года, и призыву он по возрасту не подлежал. Но Феоктист Максимович не раздумывая встал в строй, сказав буквально следующее: «Всем, чего я достиг, я обязан советской власти, и оставаться в стороне в такой момент не могу». После чего добавил, целуя безутешную жену: «Я прошел две войны, уверен, что вернусь и в этот раз».

Евангелие от Феоктиста

Феоктисту Максимовичу Мачулину посвящается

Жизнь, отданная Великой Победе

Кериму Аждаровичу Гусейнову посвящается

Поначалу члены призывной комиссии отказали Кериму в отправке на фронт по состоянию здоровья. Но он настойчиво добивался пересмотра этого решения. 19 ноября 1942 года он наконец попал на фронт рядовым красноармейцем-стрелком. Уже через месяц связь с ним прервалась...

Жизнь, отданная Великой Победе

Кериму Аждаровичу Гусейнову посвящается

А потом началось самое страшное...

Василию Андреевичу Воробьеву посвящается

«Отражая контратаку пехоты и танков противника, тов. Воробьев прямой наводкой расстреливал в упор атакующую пехоту. Вражеским снарядом было подбито его орудие, и он пролежал возле до темноты ночи, не оставляя своего орудия...»

А потом началось самое страшное...

Василию Андреевичу Воробьеву посвящается

Совесть

Елизавете Федоровне и Валентине Ефимовне Великановым посвящается

Долгие годы не перестаю думать, почему мама так поступила: не оставила все брикеты супа для своей голодающей семьи, а устроила праздник соседям. И почему мы все сочли ее решение единственно правильным.

Совесть

Елизавете Федоровне и Валентине Ефимовне Великановым посвящается

Почему судьба сберегла именно меня?

Ивану Ильичу Шикову и Даниилу Ивановичу Яскевичу посвящается

Юное красивое лицо медсестры Тани сплошь усыпало мелкими черными осколками. Она успела только спросить: «Что с моим лицом? Посмотрите». И не дождалась ответа... Я подумал, что с этого дня никогда не смогу улыбаться, чувствовать покой, бегать, резвиться, любить вкусную еду, не смогу быть счастливым. Я стал другим — того веселого парня уже не будет никогда...

Почему судьба сберегла именно меня?

Ивану Ильичу Шикову и Даниилу Ивановичу Яскевичу посвящается

Спасибо за Победу!

Ивану Тихоновичу Кошельняку посвящается

«Тов. Кошельняк в гор. Россошь со своего автомата убил семь немцев и троих взял в плен. В Постояловке взял в плен двух спящих итальянских офицеров. Из ружья подбил немецкую автомашину с боеприпасами».

Спасибо за Победу!

Ивану Тихоновичу Кошельняку посвящается

Час между жизнью и смертью

Григорию Васильевичу Хохлову посвящается

Танков на самом деле было двенадцать. «Кучно стоят, — отметил Григорий. — Не ровен час по ним долбанут... Эх, кабы немецкие — всех разом бы и накрыли». Внезапно на опушке показалась вереница людей в белых маскхалатах. Они бесшумно, один за другим, след в след, как волки, проследовали в расположение полка...

Час между жизнью и смертью

Григорию Васильевичу Хохлову посвящается

Он принял бой и выжил

Ивану Федоровичу Третьякову посвящается

За один год войны у моего дедушки убило троих «вторых номера». Он сам думал, что однажды наступит и его черед. Глядя на то, как погибают его товарищи от пуль и осколков, он тогда и подумать не мог, что выживет в этой мясорубке и проживет еще почти 70 лет после войны.

Он принял бой и выжил

Ивану Федоровичу Третьякову посвящается

Воля к жизни Усмана Мясоутова

Усману Мингажетдиновичу Мясоутову посвящается

Самолет получил серьезные повреждения, меня ранило в живот. Шансов выжить было не много. Но мы дотянули и сумели сесть за линией фронта. Боевая задача была выполнена.

Воля к жизни Усмана Мясоутова

Усману Мингажетдиновичу Мясоутову посвящается

Первый последний бой 18-летнего мальчишки

Николаю Александровичу Иваненко посвящается

Участвуя в Смоленской операции, уже в первом своем бою красноармеец 787-го стрелкового полка Николай Иваненко получил тяжелое ранение и спустя пару дней скончался в полевом госпитале.

Первый последний бой 18-летнего мальчишки

Николаю Александровичу Иваненко посвящается

Ветеран войны и труда

Амирьяну Файзрахмановичу Файзрахманову посвящается

«...подавил огонь одной минометной батареи и уничтожил четыре пулеметных точки противника, мешавших продвижению нашей пехоты, чем обеспечил успешное взятие населенного пункта нашими войсками».

Ветеран войны и труда

Амирьяну Файзрахмановичу Файзрахманову посвящается

Кавалеристом может стать не каждый

Борису Александровичу Сидорову посвящается

15 мая 1943 года Бориса Сидорова назначили командиром сабельного взвода. Под Смоленском кавалеристы дивизии и партизаны, действуя небольшими подразделениями по тылам врага, громили небольшие гарнизоны, штабы, нарушали связь, взрывали мосты, уничтожали склады.

Кавалеристом может стать не каждый

Борису Александровичу Сидорову посвящается

Во имя Победы, на благо страны

Джалилу Аждаровичу Гусейнову посвящается

Все вехи биографии Джалила Гусейнова — свидетельство труда молодого, не по годам ответственного молодого специалиста, возглавившего затем ведомство, обеспечивавшего фронт всем необходимым в годы Великой Отечественной войны.

Во имя Победы, на благо страны

Джалилу Аждаровичу Гусейнову посвящается

Незабываемое утро

Фатхлисламу Шайхлисламовичу Шаяхметову посвящается

Вот так и сидят они до рассвета. Фатхлислам старается успокоить жену и мать. Он говорит: «Все будет хорошо, это просто военная операция. Мы быстро прогоним захватчиков». Он сам очень хотел бы в это верить.

Незабываемое утро

Фатхлисламу Шайхлисламовичу Шаяхметову посвящается

Держать 50 герц!

Абраму Михайловичу Маринову посвящается

«Прибыв на Красногорскую ТЭЦ, я встретил высокого человека в спецовке, покрытой пылью, оказалось, что разговариваю с главным инженером электростанции. Так началось мое знакомство с ТЭЦ и ее самоотверженным коллективом. Уральцы, сталинградцы, донбассовцы, ленинградцы, москвичи — все это были люди высококвалифицированные, отдающие производству все свои силы».

Держать 50 герц!

Абраму Михайловичу Маринову посвящается

Русский солдат Павел Крюков

Павлу Ивановичу Крюкову посвящается

Уходя на войну, он дал жене наказ: «Береги детей, они будут тебе опорой». Ушел... И не вернулся.

Русский солдат Павел Крюков

Павлу Ивановичу Крюкову посвящается

О той, что на хрупких плечах выносила Родину из-под огня

Наталье Васильевне Катаевой посвящается

На санитарных поездах по бокам и сверху были нарисованы огромные белые круги с красным крестом внутри. По международному договору такие поезда запрещалось бомбить, но немцы уничтожали их беспощадно, несмотря ни на что.

О той, что на хрупких плечах выносила Родину из-под огня

Наталье Васильевне Катаевой посвящается

Экипаж машины боевой

Василию Васильевичу Кондаурову посвящается

Танк потерял способность двигаться. Экипаж отстреливался, пока не закончились боеприпасы. Фашисты решили взять танкистов в плен, залезли на танк, стучали по броне и кричали: «Рус, сдавайсь!». Экипаж принял решение в последний момент подорвать гранатами себя и фашистов. Но тут им на выручку подоспели товарищи.

Экипаж машины боевой

Василию Васильевичу Кондаурову посвящается

Летопись страны — биография жизней

Николаю Ивановичу Трубачеву, Ивану Васильевичу Евсееву посвящается

Врач понял, что молодой солдат после тяжелого ранения сразу пошел на фронт, и спас жизнь деду, сказав: «Ты уже отслужил свое! Возвращайся домой!». За самоотверженность Иван Васильевич Евсеев был награжден орденом Славы III степени.

Летопись страны — биография жизней

Николаю Ивановичу Трубачеву, Ивану Васильевичу Евсееву посвящается

Спасительный луч

Николаю Семеновичу Камолину посвящается

В одном из боев на Курской дуге недалеко от прадеда разорвался снаряд, осколки которого разлетелись в разные стороны. Жизнь ему спас орден Красной Звезды: осколок снаряда попал в один из лучей и, отколов кусочек эмали, отскочил.

Спасительный луч

Николаю Семеновичу Камолину посвящается

Гремя огнем, сверкая блеском стали...

Илье Семеновичу и Людмиле Ивановне Бойковым посвящается

Мой дед был командиром танка, воевал на Западном, 2-м Украинском, Дальневосточном фронтах. Принимал участие в Ясско-Кишиневской операции, в разгроме фашистской группы армий «Юг», в боях за освобождение городов Восточной Европы.

Гремя огнем, сверкая блеском стали...

Илье Семеновичу и Людмиле Ивановне Бойковым посвящается

Папина ложка

Александру Корнеевичу Афонину посвящается

Перед посадкой в вагоны дедушка подарил моей маме деревянную ложку. Мама говорит, что счастливее ее не было ребенка. Папа подарил! Тогда она видела его в последний раз.

Папина ложка

Александру Корнеевичу Афонину посвящается

Правда о войне

Феоктисту Дмитриевичу Толпееву посвящается

В кармане гимнастерки — справка о демобилизации по ранению. Только зашел в землянку с ребятами попрощаться, а тут атака. Все к пушке, я тоже. Потом подумал я, подумал, да так и никуда больше не пошел. А из справки цигарку сделал.

Правда о войне

Феоктисту Дмитриевичу Толпееву посвящается

Медаль за труд

Райсе Хасановне Гареевой посвящается

Райса упала в воду, ушла под лед. Подруги с берега кричали ей, чтобы она бросала рюкзак и плыла к берегу, но Райса не могла позволить, чтобы зерно утонуло, и только через километр смогла выбраться на берег.

Медаль за труд

Райсе Хасановне Гареевой посвящается

Достойны памяти потомков

Александру, Сурену и Левону Ерзинкянам посвящается

Когда их силы совсем иссякли, друг достал из кармана два куска угля. Жуют и представляют, что это не уголь, а сахар, просто из-за грязи и пороха в кармане он стал совсем черным.

Достойны памяти потомков

Александру, Сурену и Левону Ерзинкянам посвящается

Пять лет ожидания... и всю жизнь вместе

Августе Михайловне и Михаилу Васильевичу Козыревым посвящается

Михаил Васильевич воевал на многих фронтах. В 1942 году был тяжело ранен под Воронежем. Госпиталь — и снова на войну! Он сполна изведал горечь отступлений и радость побед. Участвовал в освобождении Украины, Варшавы, во взятии Берлина и ни на секундочку не забывал, что его ждет молодая жена!

Пять лет ожидания... и всю жизнь вместе

Августе Михайловне и Михаилу Васильевичу Козыревым посвящается

В списках погибших не значится

Борису Петровичу Мироносицкому посвящается

Когда Борис Петрович стал собираться на фронт, одна из собак принесла ему портянки — решила, что они вновь пойдут на охоту. Последнее фронтовое письмо от него родные получили 1 сентября 1941 года.

В списках погибших не значится

Борису Петровичу Мироносицкому посвящается

Поэт, закаленный в боях

Павлу Кирилловичу Любаеву посвящается

Меня не покидает прошлое,На сердце тяжело всегда,Ведь по душе кровавой прошвойПрошли военные года...

Поэт, закаленный в боях

Павлу Кирилловичу Любаеву посвящается

Лучший друг «Максим»

Ивану Ефимовичу Бойко посвящается

Отец мало рассказывал о войне во время моего детства, только часто вглядывался вдаль и грустно-грустно говорил: «Мой мальчик, не дай Бог тебе пережить хоть часть того, что на нашу долю выпало...».

Лучший друг «Максим»

Ивану Ефимовичу Бойко посвящается

Защитник южных рубежей

Алексею Васильевичу Маняшину посвящается

Ему пришлось залезть на огромный тополь, чтобы видеть путь следования разведчиков. Разведчики преодолели линию фронта, бесшумно взяли четырех фашистов и возвращались назад. Немцы опомнились, когда разведчики были на подходе к линии фронта, и открыли огонь. Отцу была хорошо видна огневая точка, и он уничтожил ее.

Защитник южных рубежей

Алексею Васильевичу Маняшину посвящается

Клятва казака

Леониду Васильевичу Русину посвящается

Дед лежал на носилках в полевом госпитале рядом с пленными немцами. Разговорился с одним немецким солдатом, тот показывал ему фото любимой фрау, говорил, что простым немецким рабочим война не нужна. Потом налетели мессеры и фоккевульфы, и немцы были в шоке от того, что их самолеты бомбят лагерь под красным крестом.

Клятва казака

Леониду Васильевичу Русину посвящается

День Победы, день утраты

Александру Александровичу Пономареву посвящается

«Этот день был для нас большой победой над врагом и в то же время большой потерей, т. е. утратой товарищей... Должен Вам сообщить, Ваш сын был преданным своей родине и очень горячим, не считался ни с чем, не боялся ни смерти, ни страха... Он погиб не как какой-нибудь дезертир, а как честный сын нашей родины в борьбе с врагами».

День Победы, день утраты

Александру Александровичу Пономареву посвящается

Путь-дорожка фронтовая

Ивану Сергеевичу Ларину посвящается

Увидев парней, старик расплакался, опустился на землю и долго стоял на коленях, благодаря освободителей. Он видел в советских солдатах силу, способную защитить их маленькую деревню от «охальников» — тех, кто разрушил мирную жизнь. Уже потом выяснилось, что у несчастного четыре сына погибли на фронте, жену убили немцы, на руках остался маленький пятилетний внук.

Путь-дорожка фронтовая

Ивану Сергеевичу Ларину посвящается

Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет

Ивану Герасимовичу Михаленко посвящается

У нас идут жаркие бои и днем и ночью. Всякое бывает. Война есть война. Бьем врага пока на нашей земле, но скоро изгоним из земли русской и добьем его в берлоге.

Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет

Ивану Герасимовичу Михаленко посвящается

Два героя, два Ивана

Ивану Арсентьевичу Роганову и Ивану Федоровичу Заложкову посвящается

Вернулся домой в родную хату к жене и детям, долгие годы не знавшим, где их отец и муж, жив ли он вообще. Пришел домой с одной медалью «Партизану Югославии», врученной лично главой Югославии Иосипом Броз Тито в 1945 году. Вроде бы коротко и ясно. Но что стоит за этими годами? Настоящий героизм!

Два героя, два Ивана

Ивану Арсентьевичу Роганову и Ивану Федоровичу Заложкову посвящается

Зарево вдали

Розе Захаровне Карюхиной (Харченко) и ее семье посвящается

Когда поезд выехал из города, появились немецкие самолеты. Состав остановился, люди в панике бежали в лес. Но мой дедушка сказал: «Все остаемся на месте, никуда не бежим. Погибать, так всем вместе». Обнявшись от страха, под взрывами, в грохоте и дыму семья Харченко пережидала бомбежку.

Зарево вдали

Розе Захаровне Карюхиной (Харченко) и ее семье посвящается

Со снайперской винтовкой

Геннадию Александровичу Фадееву посвящается

Перед самой отправкой на фронт деда зачислили в военно-морское училище. Такое же приглашение, только в летное училище, пришло его однокласснику. Они единственные из класса оказались живыми, так как эшелон с их одноклассниками разбомбили под Смоленском.

Со снайперской винтовкой

Геннадию Александровичу Фадееву посвящается

Будем жить!

Алексею Петровичу Невзорову, Вениамину Николаевичу Рыбкину посвящается

При прочесывании леса карателями загнанные в болота люди, чтобы не выдать расположение товарищей, тонули молча — не издав ни звука. Как потом оказалось, был в отряде предатель. Его вычислили и казнили.

Будем жить!

Алексею Петровичу Невзорову, Вениамину Николаевичу Рыбкину посвящается

«Ничто на земле не проходит бесследно...»

Екатерине Ивановне, Василию Гавриловичу, Владимиру Васильевичу, Валентине Васильевне, Степану Михайловичу Серышевым и Самуилу Матвеевичу Нейзлер посвящается

Победа над врагом досталась стране тяжелым трудом. Сегодня трудно представить, чего она стоила якутянам. Каждый второй не вернулся домой с фронта. Около 60 тысяч жизней унесли тяжелый труд, засуха и неурожай 1941-1942 годов, голод и болезни. Такова цена Победы.

«Ничто на земле не проходит бесследно...»

Екатерине Ивановне, Василию Гавриловичу, Владимиру Васильевичу, Валентине Васильевне, Степану Михайловичу Серышевым и Самуилу Матвеевичу Нейзлер посвящается

Защитить и восстановить страну

Алексею Александровичу Мельникову посвящается

Гвардии лейтенант Мельников командовал стрелковым взводом в легендарной 1-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. В кровопролитных боях за деревню Михайловка был ранен. За проявленное тогда мужество его представили к первой награде — медали «За отвагу».

Защитить и восстановить страну

Алексею Александровичу Мельникову посвящается

Гвардеец — значит лучший!

Павлу Борисовичу Шаку посвящается

В вагоне молодые солдаты узнали о Победе. А эшелон все шел и шел. Когда же дивизия выдвинулась к границе, стало ясно, что предстоят еще бои с японцами: по ту сторону стояла Квантунская армия.

Гвардеец — значит лучший!

Павлу Борисовичу Шаку посвящается

Командир санвзвода

Александру Петровичу Перевалову посвящается

Дед воевал в составе 1-го Белорусского фронта, командовал санвзводом. Был дважды ранен, дважды награжден орденом Красной Звезды за спасение раненых с поля боя. Весну 1945 года встретил в Берлине и праздновал там Победу вместе со своими товарищами.

Командир санвзвода

Александру Петровичу Перевалову посвящается

Отец горной «Катюши»

Хасану Яхъяевичу Суляеву посвящается

Работали над созданием горной реактивной установки залпового огня в сочинском санатории «Кавказская Ривьера», в мастерских, предназначенных для починки автомобилей и лифтов. Большую часть первой горной «Катюши» сделали из водопроводных труб санатория.

Отец горной «Катюши»

Хасану Яхъяевичу Суляеву посвящается

Бьем фашистов, идем на запад

Петру Тимофеевичу Воробьёву посвящается

«И тут на него прыгнул гитлеровец. Ударил в грудь, навалился всем телом. Дотянулся до горла. Стал душить. Перед глазами поплыли зеленые круги. «Все. Конец, — мелькнула мысль. — Отвоевался... Нет! Надо бороться до конца!»

Бьем фашистов, идем на запад

Петру Тимофеевичу Воробьёву посвящается

Военная история в письмах

Любови Степановне Еговкиной посвящается

«Ну как сказать, Ваня, живу серединка на половинку. Правда, хорошо тем, что побывала везде в тех местах, где по нашей земле ползали эти гадюки. Например, Сталинград. Ваня, даже нельзя поверить, что это он. Да, действительно, здесь происходили исторические бои».

Военная история в письмах

Любови Степановне Еговкиной посвящается

Светилась, падая, ракета

Михаилу Петровичу Брыкову посвящается

В полевом госпитале пробыл недолго: едва затянулся шрам на ноге, вновь попросился на передовую, к друзьям-однополчанам. Вместе с ними освобождал Советскую Белоруссию, сражался в Восточной Пруссии, брал Кенигсберг.

Светилась, падая, ракета

Михаилу Петровичу Брыкову посвящается

Лучи славы

Наталье Васильевне Толмачевой посвящается

Бойцы прожекторных батальонов, как летучие мыши, ловили каждый шорох, который выпадал из обычной мешанины звуков, не стихающей даже глубокой ночью.

Лучи славы

Наталье Васильевне Толмачевой посвящается

Памятник на польском кладбище

Петру Кондратьевичу Чупикину посвящается

Папа похоронен на офицерском кладбище в небольшом польском городке Цибинки (бывшая провинция Бранденбург), недалеко от реки Одер на польско-германской границе.

Памятник на польском кладбище

Петру Кондратьевичу Чупикину посвящается

Я помню

Кузьме Михайловичу Федосову посвящается

Мой прадед, сержант Кузьма Михайлович Федосов, механик-водитель, танкист, был призван в 41-м. Прошел всю войну. Почти всю...

Я помню

Кузьме Михайловичу Федосову посвящается

Они будут жить вечно

Филиппу Михайловичу Савельеву и Василию Семеновичу Желтикову посвящается

Моя бабушка Александра часто рассказывала мне о вечерах, которые они проводили вместе с семьей за чтением, часто читали вслух по очереди. Это были самые теплые воспоминания из детства, потому что дальше началась Великая Отечественная война.

Они будут жить вечно

Филиппу Михайловичу Савельеву и Василию Семеновичу Желтикову посвящается

На отца пришли две «похоронки»

Михаилу Петровичу Ашихмину посвящается

Осенью 1939 г. его призвали в армию. Отправили через всю Сибирь на Дальний Восток. Не думал тогда Михаил, что домой вернется только через 7 лет.

На отца пришли две «похоронки»

Михаилу Петровичу Ашихмину посвящается

Судьба трех братьев

Николаю, Петру, Илье и Татьяне Лазаревым посвящается

Вы жизни свои отдавали
За Родину-мать, за сестру,
За друга, что потеряли
В страшную эту войну.

Судьба трех братьев

Николаю, Петру, Илье и Татьяне Лазаревым посвящается

Мои фронтовики

Николаю Александровичу Червякову, Льву Владимировичу Виноградову, Вадиму Александровичу Червякову посвящается

Что удивительно и радостно: все мои родные воевали, но никто не погиб, все вернулись и прожили долгую хорошую жизнь, все были очень достойными людьми.

Мои фронтовики

Николаю Александровичу Червякову, Льву Владимировичу Виноградову, Вадиму Александровичу Червякову посвящается

Героями не рождаются

Николаю Давыдовичу Козлову посвящается

На взвод напал из засады большой отряд. Николай Козлов не испугался за свою жизнь, открыл огонь из пулемета по японцам и вызвал огонь на себя. Тем самым он спас жизни своих солдат — те успели отойти и занять оборону.

Героями не рождаются

Николаю Давыдовичу Козлову посвящается

«Родину защищать» — в крови у моих дедушек

Ивану Васильевичу Калашникову посвящается

Иван добровольцем пошел в военкомат. Отучившись на связиста-артиллериста, с июля 1942 года воевал сначала на Калининском фронте, затем на 1-м Прибалтийском в должности командира отделения связи.

«Родину защищать» — в крови у моих дедушек

Ивану Васильевичу Калашникову посвящается

Война и мир Петра Гасиева

Петру Михайловичу Гасиеву посвящается

И вот настала очередь однополчанина. Только он подполз к кустарнику, раздался взрыв. Ему оторвало ногу ниже колена. Четыре километра мы несли его до медсанбата.

Война и мир Петра Гасиева

Петру Михайловичу Гасиеву посвящается

Война отобрала молодость

Константину Павловичу, Николаю Павловичу, Михаилу Павловичу, Георгию Павловичу Сильвестровым и Петру Алексеевичу, Анне Васильевне, Ивану Алексеевичу Грудининым посвящается

Когда перед отправкой на фронт отца на пару дней отпустили на свидание с семьей, они сфотографировались. Нельзя без слез смотреть на эту фотографию изможденных, постаревших молодых людей, сравнивая их с цветущими молодоженами на довоенной фотографии.

Война отобрала молодость

Константину Павловичу, Николаю Павловичу, Михаилу Павловичу, Георгию Павловичу Сильвестровым и Петру Алексеевичу, Анне Васильевне, Ивану Алексеевичу Грудининым посвящается

Юный помощник партизан

Ивану Прокофьевичу Цыбульскому посвящается

Дедушка Ваня со своим другом Славой часто пробирались на территорию штаба, несмотря на опасность, и тайком похищали у фашистов оружие, боеприпасы, продовольствие и медикаменты. Добытое ребята передавали связным подпольной молодежной комсомольской организации, которые в свою очередь переправляли все в партизанский отряд.

Юный помощник партизан

Ивану Прокофьевичу Цыбульскому посвящается

Освободитель

Прокопию Васильевичу Анюшкину посвящается

В Австрии кругом уже цвели сады, которых он не видел в родной Сибири. По нашим солдатам из ручных гранатометов стреляли с каждого чердака, из каждого подвала. Было жарко в прямом и переносном смысле, но выйти из танка было нельзя.

Освободитель

Прокопию Васильевичу Анюшкину посвящается

Судьба-хранительница

Ивану Григорьевичу Букрееву и Антонине Федоровне Анфиловой посвящается

На своей полуторке под обстрелами и бомбежками он проехал сотни километров фронтовых дорог: Белоруссия, Западная Украина, Польша, Чехия, Германия.

Судьба-хранительница

Ивану Григорьевичу Букрееву и Антонине Федоровне Анфиловой посвящается

Медсестра Маруся

Марии Георгиевне Поповой посвящается

«Маруся, родненькая, посиди со мной, расскажи мне, что там, на свете белом, творится? Ты моя ниточка со всем миром, у меня и родных-то никого не осталось, все погибли...»

Медсестра Маруся

Марии Георгиевне Поповой посвящается

В порту

Ивану Ивановичу Манзыреву посвящается

За заслуги перед Отечеством и самоотверженный труд дед был награжден медалями «За трудовую доблесть», «За оборону Советского Заполярья», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», «Ветеран труда», знаком «Почетный работник морского флота».

В порту

Ивану Ивановичу Манзыреву посвящается

От Финляндии до Парижа

Георгию Константиновичу Андрееву посвящается

В рядах вооруженных сил Георгий Константинович Андреев служил с 1939 года. Очень хотел попасть в авиацию, но не взяли (был глух на левое ухо). Окончил курсы флотских офицеров. В 1942 году воевал на Волге, под Сталинградом.

От Финляндии до Парижа

Георгию Константиновичу Андрееву посвящается

Две с половиной недели войны

Егору Ивановичу Истомину посвящается

Про войну дед говорил, что она вытаскивает из человека то, что в нем заложено глубже всего: у кого-то это взаимовыручка и доблесть, у кого-то это страх и злоба. Говорил, что страшнее всего не во время боя, а именно перед ним.

Две с половиной недели войны

Егору Ивановичу Истомину посвящается

Они подарили нам мирную жизнь

Николаю Павловичу Водопьянову посвящается

Николай Павлович Водопьянов, мой дед, в 1940-41 годах был курсантом 19-го танкового полка 10-й танковой дивизии, затем — командиром орудия танка. С 1943-го воевал на Юго-Западном фронте.

Они подарили нам мирную жизнь

Николаю Павловичу Водопьянову посвящается

1423 боевых дня моего деда

Петру Павловичу Машану посвящается

Он участвовал в Великой Отечественной войне с первого дня. Воевал на Западном, Ленинградском и 2-м Украинском фронтах, в Румынии, Венгрии, Австрии. Войну закончил в Чехословакии 14 мая 1945 года.

1423 боевых дня моего деда

Петру Павловичу Машану посвящается

Весть с войны через пятьдесят лет

Рашиду Гаджиевичу Лугуеву посвящается

Когда я спрашивал, как же он, почти безоружный, мог немцев, вооруженных до зубов, побеждать в бою, был мне ответ: «А ты знаешь, какой у тебя был дед? Он обладал такой незаурядной физической силой, что мог на спор присесть и поднять на плечи лошадь!».

Весть с войны через пятьдесят лет

Рашиду Гаджиевичу Лугуеву посвящается

Моя задача — обеспечить солдат

Петру Дмитриевичу Колодяжному посвящается

Во время боевых операций и маршей, несмотря на трудные условия лесисто-болотистой местности, Петр Дмитриевич неотрывно следовал за боевыми порядками полка и организовывал оперативное обозно-вещевое снабжение и бани.

Моя задача — обеспечить солдат

Петру Дмитриевичу Колодяжному посвящается

Погиб за Родину в 17 лет

Михаилу Борисовичу Мосягину посвящается

В письмах-треугольниках отражена не только судьба моего дяди Михаила, но и судьбы тысяч мальчиков — молодых, безусых, ушедших на войну в 18 лет и сложивших свои головы за наше будущее, за будущее наших детей.

Погиб за Родину в 17 лет

Михаилу Борисовичу Мосягину посвящается

Восемнадцать тысяч спасенных солдат

Марии Ивановне Золоторёвой посвящается

Госпитали располагались в заброшенных коровниках, вместо кроватей приходилось использовать сено. Мария сама была донором. Приходилось не спать по три дня, пока были силы держаться на ногах.

Восемнадцать тысяч спасенных солдат

Марии Ивановне Золоторёвой посвящается

Непокорный

Степану Тимофеевичу Резинкину посвящается

В конце лета 1933 г. по путевке районо в детскую колонию беспризорников прибыла очередная группа истощенных детей. Среди них выделялся наиболее крепким здоровьем довольно рослый мальчик с пытливым взглядом светло-серых глаз. Вел он себя довольно независимо, в общении был нескромен, нет-нет, да и скомандует властно младшим по возрасту, а тем, кто заартачится, даст подзатыльник.

Непокорный

Степану Тимофеевичу Резинкину посвящается

Во имя живущих

Федору Константиновичу Ляпину посвящается

Тяжелая контузия, плен, побег из Кременчугского лагеря, трехмесячная спецпроверка и снова три года войны. В составе 161-й стрелковой Станиславской дивизии старший лейтенант Ляпин участвовал в Корсунь-Шевченковской операции, форсировал Днепр, освобождал Прагу.

Во имя живущих

Федору Константиновичу Ляпину посвящается

Трофейное дело

Дмитрию Ивановичу Падальцину посвящается

На каком бы участке ни работало отделение, которым командует сержант Падальцин, оно всегда служит примером для всего личного состава батальона. Благодаря хорошей организованности и железной воинской дисциплине отделение Падальцина систематически перевыполняет дневные нормы на 210-230%.

Трофейное дело

Дмитрию Ивановичу Падальцину посвящается

Семья из московского дворика

Юрию Михайловичу и Прасковье Михайловне Новосадовым посвящается

Они были соседями, выросли в тихом московском дворике у Елоховской церкви. Однако познакомились и создали семью уже после возвращения с войны, которую оба прошли от начала до конца.

Семья из московского дворика

Юрию Михайловичу и Прасковье Михайловне Новосадовым посвящается

Три моих деда

Анатолию Ивановичу Бессонову, Николаю Ивановичу Величкину, Александру Петровичу Синявскому посвящается

Погибали солдаты и офицеры. Погибали те, кто только похоронил своих боевых товарищей. Погибали и те, кто писал доклады о потерях, и те, кто их доставлял в отделы кадров. Фронт все время менялся, позиции утром могли быть наши, а к вечеру там были фашисты, и наоборот. Так случилось, что гибель деда удалось подтвердить много позже, и он почти год числился в списках пропавших без вести.

Три моих деда

Анатолию Ивановичу Бессонову, Николаю Ивановичу Величкину, Александру Петровичу Синявскому посвящается

За отвагу!

Михаилу Сергеевичу Салмину, Александру Федоровичу Буряку посвящается

День Победы ждали все с нетерпением, со слезами радости и грусти от невосполнимых утрат. Когда объявили долгожданную весть, Михаил Салмин был в Москве. Он стал одним из немногих участников знаменитого парада Победы на Красной площади!

За отвагу!

Михаилу Сергеевичу Салмину, Александру Федоровичу Буряку посвящается

Человек с большим сердцем

Аркадию Григорьевичу Васильеву посвящается

Отец со взводом минометчиков в составе 456-го стрелкового минометного полка обеспечивал безопасность доставки продовольствия и жизненно важных грузов по Дороге жизни в блокадный Ленинград.

Человек с большим сердцем

Аркадию Григорьевичу Васильеву посвящается

Последний бой летчика Дубосарского

Анатолию Ивановичу Дубосарскому посвящается

6 февраля заканчивался срок его командировки, после которой он должен был отбыть к месту основной службы — в Армавирское летное училище. Но Анатолий Дубосарский решил еще раз дать бой врагу. Сбитый Як-1 нашли лишь в 1964 г.

Последний бой летчика Дубосарского

Анатолию Ивановичу Дубосарскому посвящается

Дух, мужество, отвага

Сафону Калиновичу Коновалову посвящается

Получили приказ на расстрел лошадей в связи с невозможностью их транспортировки и кормления. Дедушка рассказывал, как мучительно было выполнить этот приказ. Шел к своему коню, как к лучшему другу, с тяжелой вестью. Приблизился, глянул в глаза, а верный друг уже все понял — из его большого умного глаза катилась горячая слеза.

Дух, мужество, отвага

Сафону Калиновичу Коновалову посвящается

«Весной победною согрета...»

Михаилу и Петру Щербаковым посвящается

В блиндаж, где находился медицинский пункт, попала бомба. Петр Щербаков был ранен и контужен, но от эвакуации в тыл через Волгу отказался — вода в реке «кипела» от бомбовых ударов и снарядов.

«Весной победною согрета...»

Михаилу и Петру Щербаковым посвящается

Плачет девушка в серенькой юбке

Ларисе Ивановне Горбуновой и Николаю Алексеевичу Рыжакову посвящается

Вспоминала она своего Николая, похоронки на которого не видела, которому не была ни женой, ни вдовой, просто любила всю жизнь и, может быть, в глубине души надеялась на чудо.

Плачет девушка в серенькой юбке

Ларисе Ивановне Горбуновой и Николаю Алексеевичу Рыжакову посвящается

На дальних заставах

Дмитрию Федоровичу Орлову посвящается

Застава держалась недолго. Пограничники сажали детей и жен на лошадей, и те скакали к лесу, но пулеметные очереди настигали их. Никто из них не выжил.

На дальних заставах

Дмитрию Федоровичу Орлову посвящается

Жизнь, посвященная Родине

Якубу Раджабовичу Раджабову посвящается

Якуб Раджабович Раджабов применял оригинальную боевую методику нанесения максимального вреда немецким танкам путем концентрированного ведения огня по смотровым щелям и гусеницам танка сразу несколькими расчетами вверенного ему взвода.

Жизнь, посвященная Родине

Якубу Раджабовичу Раджабову посвящается

Секретный фарватер

Константину Михайловичу Корчагину, Павлу Самойловичу Скрыпнику посвящается

«Да, все было так. И на минах, оставленных фашистами, ребята подрывались, и голодали, и стояли по пояс в холодной воде, восстанавливая затонувшие корабли и морскую гавань...»

Секретный фарватер

Константину Михайловичу Корчагину, Павлу Самойловичу Скрыпнику посвящается

Блокадница

Музе Николаевне Дементьевой посвящается

До этого времени я не знала и не видела смерти. А она ходила рядом. «Тик-так, жить так!» Многие блокадники вспоминают удары метронома, которые доносились из громкоговорителей на улицах. Слышу — значит живу.

Блокадница

Музе Николаевне Дементьевой посвящается

«Здесь раньше вставала земля на дыбы...»

Петру Семеновичу Ивашкееву и Василию Степановичу Беломоину посвящается

Бельское сражение досталось сибирякам нелегко. Солдаты прозвали это место Долиной смерти. Именно в этом бою 30 ноября 1942 года героически погиб мой прадедушка Петр Семенович Ивашкеев.

«Здесь раньше вставала земля на дыбы...»

Петру Семеновичу Ивашкееву и Василию Степановичу Беломоину посвящается

Спасибо «Катюше»!

Виктору Ивановичу Глоба посвящается

Я видел, как на небольших, неповрежденных пулями и снарядами участках стен Рейхстага наши солдаты писали свои имена. Всё было покрыто такими надписями: и стены, и колонны, и ступеньки. Вся география нашей огромной страны была представлена в этих текстах.

Спасибо «Катюше»!

Виктору Ивановичу Глоба посвящается

Кони, мои кони

Галиаскару Муллаянову посвящается

Во время бомбежек от лошадей не отходил ни на шаг, держа под уздцы. Иначе с испуга те могли вырваться и побежать прямо под бомбы. Невольно думалось, что от беды спасает Муллаянова и его коней взаимная любовь друг к другу.

Кони, мои кони

Галиаскару Муллаянову посвящается

Солдат из Красной Звезды

Александру Ивановичу Хрычкину посвящается

В 1945 году дед был отправлен на территорию Германии, где прослужил еще 5 лет. Участвовал в освобождении концентрационных лагерей на территории Польши. Был участником военного парада в Берлине, где лично видел маршала Жукова.

Солдат из Красной Звезды

Александру Ивановичу Хрычкину посвящается

Старший сержант Заки Музафаров

Заки Каберовичу Музафарову посвящается

За отличную работу по подготовке летных полей к эксплуатации боевыми авиаполками в период наступательных операций частей Красной армии в 1943–1944 годах составу отделения объявлено 132 благодарности, из них т. Музафарову — 22.

Старший сержант Заки Музафаров

Заки Каберовичу Музафарову посвящается

В бой идем не ради славы

Владимиру Григорьевичу Беликову посвящается

Один из егерей вскинул карабин и выстрелил на звук. Что-то обожгло отцу лицо, он слился с землей и затаился. Пуля, выпущенная с нескольких десятков метров, попала в диск пулемета, из которого он целился.

В бой идем не ради славы

Владимиру Григорьевичу Беликову посвящается

Приближали как могли

Анастасии Егоровне, Филиппу Егоровичу Каневым и Николаю Николаевичу Поповскому посвящается

Уходя на войну, сказал Агафье: «Научи тут всему малышню, как жить. А я пойду бить этих фашистских гадов». Сказал и сдержал обещание.

Приближали как могли

Анастасии Егоровне, Филиппу Егоровичу Каневым и Николаю Николаевичу Поповскому посвящается

От автомата к локомотиву

Михаилу Гавриловичу Кононенко посвящается

Михаил Гаврилович служил автоматчиком в 254-м гвардейском полку 91-й Сталинской бригады вместе с будущим Героем Советского Союза Александром Матросовым.

От автомата к локомотиву

Михаилу Гавриловичу Кононенко посвящается

1181-й противотанковый

Федору Дмитриевичу и Александре Ивановне Марковым посвящается

Командование приказало углубиться в землю, вырыв специальные норы, их назвали «лисьими». Вылезая после очередного обстрела, мы не узнавали друг друга, так как были сплошь оранжевыми.

1181-й противотанковый

Федору Дмитриевичу и Александре Ивановне Марковым посвящается

Он не вернулся из плена

Захару Сергеевичу Маликову посвящается

Военнопленные жили при шахтах, где работали. Там же обычно были места захоронения узников, погибших от болезней и голода, расстрелянных при попытке побега или за неповиновение. В одном из таких мест и погиб мой прадед Захар Сергеевич Маликов.

Он не вернулся из плена

Захару Сергеевичу Маликову посвящается

Мой дед сражался под Кёнигсбергом

Георгию Кондратьевичу Фоменко, Андрею Тихоновичу Гальченко посвящается

Бывало, что с поля боя из 120 человек их возвращалось только пятеро. Это было страшное время, и воспоминания о нем для деда были слишком тяжелы... Однажды во время переправы через реку Одра их отряд попал под бомбежку, и для того чтобы не сорвать операцию, бойцы стояли сутки по пояс в воде.

Мой дед сражался под Кёнигсбергом

Георгию Кондратьевичу Фоменко, Андрею Тихоновичу Гальченко посвящается

На таких людях Россия и держится

Полине Акимовне Федуловой посвящается

С началом блокады Ленинграда выживать становилось все тяжелее. Бабушка, вспоминая те времена, всегда плакала. И неохотно рассказывала, потому что переживать это заново было трудно.

На таких людях Россия и держится

Полине Акимовне Федуловой посвящается

Дедушка Гриша

Григорию Афанасьевичу Исаенко посвящается

Григорий Афанасьевич, на тот момент 23-летний парень, оказался на оккупированной территории. Ушел в партизаны... В партизанской бригаде «Железняк» оказывал сопротивление гитлеровским войскам в тылу вплоть до 1944 года.

Дедушка Гриша

Григорию Афанасьевичу Исаенко посвящается

На восточной границе

Федору Васильевичу, Елене Михайловне Бобковым и Павлу Григорьевичу Никитенко посвящается

Во время своих вылазок японцы вырезали красноармейцев целыми землянками. Однажды дедушка предотвратил взрыв склада с боеприпасами японскими диверсантами...

На восточной границе

Федору Васильевичу, Елене Михайловне Бобковым и Павлу Григорьевичу Никитенко посвящается

В тылу врага

Михаилу Антоновичу и Антонине Емельяновне Вишняковым посвящается

Была поставлена задача: пробраться в тыл врага, разведать силы и захватить в плен «языка». 14 ноября 1942 года группа достигла района действий и в этот же день устроила засаду...

В тылу врага

Михаилу Антоновичу и Антонине Емельяновне Вишняковым посвящается

Тыл. Здесь тоже ковали Победу!

Александру Михайловичу Заруцкому посвящается

Очень старались для фронта крестьяне. Примером их успехов стала выставка 1942 года в Сталинске. Тогда на выставке были представлены кочан капусты в десять и свекла в три килограмма.

Тыл. Здесь тоже ковали Победу!

Александру Михайловичу Заруцкому посвящается

Связь держал бесперебойно

Матвею Константиновичу Заруцкому посвящается

Каждый русский солдат считал своим долгом прогнать с родной земли, воспетой Тургеневым и Лесковым, фашистскую нечисть. Шаг за шагом, неотступно, советские войска ломали сопротивление врага.

Связь держал бесперебойно

Матвею Константиновичу Заруцкому посвящается

Великолукская победа

Василию Александровичу Лебедеву посвящается

Военные условия были очень тяжелые. Бойцы жили в землянках, рыли окопы, занимали в них позиции, а вокруг была сырость, слякоть и грязь. Противотанковая артиллерия бросалась на самые опасные участки фронта.

Великолукская победа

Василию Александровичу Лебедеву посвящается

Пограничник боевой

Алексею Николаевичу Кирееву посвящается

Сыны Отчизны и народа
Несут покой труду в стране
И днем и ночью на дозоре,
Глаз не смыкают в темноте.

Пограничник боевой

Алексею Николаевичу Кирееву посвящается

Автограф на Рейхстаге

Николаю Федоровичу Салагаеву посвящается

Подошли к Рейхстагу. Увидели разгромленные стены, исписанные автографами. Лишь на третьем этаже, под самым потолком, увидели кусочек свободного места. Поднявшись на плечи друзей, каждый оставил на потолке свой автограф.

Автограф на Рейхстаге

Николаю Федоровичу Салагаеву посвящается

Краснофлотец с «Октябрьской революции»

Ивану Александровичу Курганскому посвящается

На помощь пришел линкор «Октябрьская революция» со своей дальнобойной артиллерией. Командир артдивизиона точно скорректировал огонь, и первый же снаряд угодил в фашиста-барабанщика. Воинственный пыл завоевателей быстро иссяк, и они в панике отступили.

Краснофлотец с «Октябрьской революции»

Ивану Александровичу Курганскому посвящается

Спасибо тебе, мама, за Победу!

Панауз Арстангалиевне Кенжеевой посвящается

С возрастом мы еще больше осознаем, что наша мама прожила яркую, трудную и безупречную жизнь. Подарила жизнь нам и выстояла в тяжелую годину — обеспечивала фронт зимней обувью, рыбой и по праву считается участницей великой победы.

Спасибо тебе, мама, за Победу!

Панауз Арстангалиевне Кенжеевой посвящается

Боец невидимого фронта

Александру Алексеевичу Коломыцеву посвящается

Связь не прекращалась ни на секунду: солдаты несли посменное дежурство по восемь часов. Ничем не примечательные с улицы строения за глухим забором хранили в себе большие тайны. Главной из них был специальный, расположенный под землей такой же узел связи, но секретный даже для штабных.

Боец невидимого фронта

Александру Алексеевичу Коломыцеву посвящается

Разведчик и зенитчица

Николаю Андреевичу и Марии Григорьевне Баженовым посвящается

Мама в годы Великой Отечественной воевала наводчицей зенитной батареи на Белорусском фронте, имеет правительственные награды. Но большая заслуга ее заключается в рождении и воспитании вместе с отцом нас, пятерых детей.

Разведчик и зенитчица

Николаю Андреевичу и Марии Григорьевне Баженовым посвящается

Осталась только фамилия

Николаю Александровичу Щукину посвящается

Мой отец родился 6 июня 1941 года, когда дед уже был в армии. 22 июня расстояние между ними стало непреодолимым. В своем единственном письме с фронта дед просил, если родится сын, назвать его Колей.

Осталась только фамилия

Николаю Александровичу Щукину посвящается

«Рус Иван! Ходи к нам, иначе — сырой земля!»

Степану Сергеевичу Южакову посвящается

Не было ни дня, чтобы их бомбардировщики не сбрасывали металлические бочки изпод горючего с прорубленным дном и крышкой. Падая вниз, они издавали такой вой, что кровь в жилах стыла.

«Рус Иван! Ходи к нам, иначе — сырой земля!»

Степану Сергеевичу Южакову посвящается

В память об ушедших героях

Александру Алексеевичу Типайлову и Августе Павловне Усовой посвящается

Школа, в которой училась Августа Павловна, находилась в 20 километрах от ее дома. В результате добираться приходилось всеми возможными видами транспорта, однако, по рассказам бабушки, часто приходилось ходить пешком, для чего просыпаться и отправляться в четырехчасовую дорогу нужно было в четыре часа утра!

В память об ушедших героях

Александру Алексеевичу Типайлову и Августе Павловне Усовой посвящается

Черт из печи

Вере Алексеевне Тихомировой посвящается

Немцы бежали кто в одном сапоге, кто только в портках, а кто и без них. Один из них с автоматом заскочил в окопчик, где спрятались подростки. Они в это время кричали: «Ура, наши идут!». Ребята испугались, что он их сейчас застрелит, но немец вылез из окопа и сдался.

Черт из печи

Вере Алексеевне Тихомировой посвящается

Одно небо на двоих

Михаилу Яковлевичу и Марфе Герасимовне Афанасьевым посвящается

Судьба, словно ангел-хранитель, оберегала моего деда и как-то подсказывала, давала знаки. А бабушке случалось встречаться со смертью лицом к лицу. Когда она вернулась домой, люди, увидев, что идет человек в военной форме, всей деревней бежали навстречу. Односельчане плакали и целовали ее.

Одно небо на двоих

Михаилу Яковлевичу и Марфе Герасимовне Афанасьевым посвящается

Помнить о них — нравственный долг

Василию Федоровичу Звереву посвящается

Василий Федорович Зверев начал воевать под Курском и с боями прошел Белоруссию, Польшу, Германию. Участвовал в знаменитой Прожекторной атаке Жукова на Зееловских высотах под Берлином 16 апреля 1945 г (атаке с использованием 1000 прожекторов).

Помнить о них — нравственный долг

Василию Федоровичу Звереву посвящается

Рассказ ветерана

Гавриилу Гордеевичу Шабунину посвящается

«Я в июне 1943 года был зачислен в 355-й запасной артиллерийский полк, где окончил курсы радистов. Присвоили нам звание младших командиров, направили на фронт. А домой я вернулся 28 августа 1950 года — в свой родной Новосибирск, где и встретился с родными через 7 лет, 7 месяцев и 7 дней».

Рассказ ветерана

Гавриилу Гордеевичу Шабунину посвящается

От Севастополя до Кёнигсберга

Арменаку Исаковичу Абанасьяну посвящается

Часто вместе с детьми достаем и пересматриваем ордена и медали деда, его письма с фронта. Я стараюсь донести до их сознания, какие лишения пришлось испытать деду и всем, кто участвовал в этой страшной войне, чтобы мы все жили в свободной стране.

От Севастополя до Кёнигсберга

Арменаку Исаковичу Абанасьяну посвящается

Сестричка с мирным именем

Любови Захаровне Люкпетриене (Максаковой) посвящается

Только представьте: Любовь, девчушка 19 лет от роду, ассистирует хирургу, который оперирует только что поступившего солдата с наркозом в стакан водки, на живую ампутирует ногу, отпиливая ее обычной пилой.

Сестричка с мирным именем

Любови Захаровне Люкпетриене (Максаковой) посвящается

Мой прадед дошел до Берлина

Шарипу Ахмедову посвящается

Прадед наткнулся на семерых фашистов, засевших в доме, и открыл по ним огонь из автомата. Когда фашисты атаковали в ответ, у него отказало оружие.

Мой прадед дошел до Берлина

Шарипу Ахмедову посвящается

Есть место подвигу на фронте и в тылу

Анне Ивановне Калашниковой посвящается

Голод. Холод. Бесконечные бомбардировки, артобстрелы и смерть. Вот что окружало теперь юную девушку. Но жители города не сдавались, каждый вносил свою лепту в борьбу с врагом. И Аня не была исключением.

Есть место подвигу на фронте и в тылу

Анне Ивановне Калашниковой посвящается

Он сражался за нашу великую Родину

Федору Ивановичу Лобынцеву посвящается

Когда дети увидели огонь, уничтожающий лес, и бомбы, летящие со свистом, они без оглядки побежали к родителям. Успев возвратиться домой со страшной прогулки, ребята спрятались в бомбоубежище. Ужасная картина оказалась перед их глазами после выхода из укрытия: сотни убитых и раненых, разрушенные казармы — все это потрясло детские души.

Он сражался за нашу великую Родину

Федору Ивановичу Лобынцеву посвящается

Мама

Александре Ефимовне Ляшко посвящается

Она была оставлена на КП одна при отступлении полка, чтобы поддерживать связь. Было страшно. Когда ей все-таки разрешили покинуть пост, она двинулась в новое расположение полка, сматывая телефонный кабель.

Мама

Александре Ефимовне Ляшко посвящается

Никогда не сдавайся!

Закару Ервандовичу Закаряну посвящается

Во время одного из тяжелых боев Закар получил ранение в живот. Санитаров не хватало. Сослуживцы наспех перевязали его и сказали, чтобы он ползком, на спине, выбрался из зоны боевых действий и добрался до автодороги.

Никогда не сдавайся!

Закару Ервандовичу Закаряну посвящается

1418 боевых дней Зинаиды Юшкиной

Зинаиде Филипповне Юшкиной посвящается

Вражеская авиация с упорной настойчивостью бомбила станцию. Санитарки и медсестры даже не обращали внимания на воющие звуки летящих бомб и взрывы, — вспоминает бабушка. — Нам было важно как можно быстрее принять раненых, отправить их на перевязки, операции, экстренную терапию, а тем, кто нуждался в более длительном и серьезном лечении, надо было помочь эвакуироваться в глубокий тыл.

1418 боевых дней Зинаиды Юшкиной

Зинаиде Филипповне Юшкиной посвящается

Они дошли! Они победили!

Александру Ивановичу Гордееву посвящается

Орден Славы III степени, которым отец был награжден 24 февраля 1945 года, нашел его лишь в 1975 году, спустя тридцать лет!

Они дошли! Они победили!

Александру Ивановичу Гордееву посвящается

Запомним цену победы

Михаилу Матвеевичу Соколову посвящается

Под ружейно-пулеметным огнем, бомбежкой и артобстрелом противника линии связи беспрерывно рвались. Гвардии рядовой Михаил Матвеевич Соколов получил задание установить связь наблюдательного пункта с командным пунктом корпуса.

Запомним цену победы

Михаилу Матвеевичу Соколову посвящается

Главное на войне — это люди

Семену Андреевичу Костину посвящается

О войне, о том, что пришлось пережить ему и его товарищам, Семен Андреевич рассказывать не любил. О победе и о войне говорил примерно так: «Такой солнечный день был. Вообще-то, диву даешься, как могли мы такую войну выиграть. Это страшно».

Главное на войне — это люди

Семену Андреевичу Костину посвящается

Горжусь, восхищаюсь и помню

Михаилу Тиграновичу Григоряну, Лазарю Аслановичу Саакяну посвящается

Когда дед выходил на празднование Дня Победы, он вынужден был надевать на китель планки орденов и медалей, поскольку места для всех наград просто не хватало.

Горжусь, восхищаюсь и помню

Михаилу Тиграновичу Григоряну, Лазарю Аслановичу Саакяну посвящается

На фронте и в тылу — везде своя битва

Александру Сергеевичу и Антонине Васильевне Шайкиным посвящается

Под свист пуль и грохот разрывающихся снарядов они шли в бой, словно завороженные. Смерть уже их не страшила, в голове была одна мысль: ни шагу назад.

На фронте и в тылу — везде своя битва

Александру Сергеевичу и Антонине Васильевне Шайкиным посвящается

Мой прадед сражался в армии де Голля

Павлу Антоновичу и Валентине Петровне Денисенко посвящается

Раненый, он на плоту добрался до берега, попал в плен. В лагере прадедушку пытали, избивали. Он организовал побег, а затем примкнул к французам и до конца войны воевал в армии генерала де Голля.

Мой прадед сражался в армии де Голля

Павлу Антоновичу и Валентине Петровне Денисенко посвящается

Имя батыра живет

Нигматулле Сулеймановичу Гайсину посвящается

«Я надеюсь, что молодое поколение будет помнить подвиг своих великих дедов и передаст историю их героической жизни и достойной смерти своим детям. А как же имена тех, кто погиб молодым? Ведь они не успели завести семью, оставить после себя потомство. Кто вспомнит их?»

Имя батыра живет

Нигматулле Сулеймановичу Гайсину посвящается

Спасительница

Александре Георгиевне Сенцовой посвящается

Медперсонал шел пешком на расстоянии 100–200 метров от поезда, чтобы не попасть под снаряды немецких самолетов, летавших так низко, что с земли, казалось, было видно, как летчики улыбались, стреляя из пулемета.

Спасительница

Александре Георгиевне Сенцовой посвящается

Мама, мы вернемся с Победой!

Гарафу Талиповичу Галиуллину (Гарафелилулле абыю*) посвящается

С левого берега Северского Донца Гарафелилулла абый прислал свое последнее письмо. На одной стороне листа — практически прощальное письмо, словно он чувствовал, что из этого ада ему не выйти живым, а на обратной — стихи.

Мама, мы вернемся с Победой!

Гарафу Талиповичу Галиуллину (Гарафелилулле абыю*) посвящается

Рожденный летать ползать не будет!

Семену Игнатьевичу Бенину посвящается

Война на всю жизнь закалила его характер. Это был несгибаемый человек. Часто жестокий по отношению к своим близким, но по-другому он уже не мог. Он был настоящим Гражданином своей страны.

Рожденный летать ползать не будет!

Семену Игнатьевичу Бенину посвящается

Командир орудия

Вячеславу Ильичу Богаткову посвящается

В жару и в холод, в мороз и слякоть тащили пушки, бывало, на себе, спали рядом на мерзлой земле.

Командир орудия

Вячеславу Ильичу Богаткову посвящается

Ради жизни мы жизни своей не жалели

Ивану Дмитриевичу, Наталье Никифоровне Самотесовым, Михаилу Ивановичу Алешину, Анне Митрофановне и Федору Васильевичу Лепеха посвящается

В начале августа 1941 года дед принял боевое крещение. Из первого боя он вышел седым, хотя ему было только 20 лет.

Ради жизни мы жизни своей не жалели

Ивану Дмитриевичу, Наталье Никифоровне Самотесовым, Михаилу Ивановичу Алешину, Анне Митрофановне и Федору Васильевичу Лепеха посвящается

История защитника Отечества

Виктору Ивановичу Старцеву посвящается

Дедушка про войну никогда не рассказывал — не любил эту тему. Только бабушка бывало нет-нет, да и проговорится, что после войны у деда лет 5 только осколки из ног выходили

История защитника Отечества

Виктору Ивановичу Старцеву посвящается

Защитница Сталинграда

Анне Николаевне Анисимовой посвящается

Было очень страшно. Каждую ночь в Сталинград на позиции привозили батальон солдат, а к следующему вечеру от него оставалось всего несколько человек.

Защитница Сталинграда

Анне Николаевне Анисимовой посвящается

О моем дедушке

Михаилу Никифоровичу Курышеву посвящается

«...Курышев Михаил Никифорович с честью выполнял свой долг перед Родиной по охране особо важных предприятий промышленности, и на его посту враг не прошел. Боец Курышев Н. М. — хороший боец-чекист. Можете им гордиться...»

О моем дедушке

Михаилу Никифоровичу Курышеву посвящается

И тыл, и фронт

Ивану Давыдовичу и Екатерине Тарасовне Голован посвящается

Знамя красное вновь разовьется
Над местами, где пули и рожь.
И народ наш Победы добьется,
Ведь Народ, как траву, не сомнешь!

И тыл, и фронт

Ивану Давыдовичу и Екатерине Тарасовне Голован посвящается

Победитель

Искандару Рахматулловичу и Саре Казыхановне Галиуллиным посвящается

В 1943 году Искандара тяжело ранило в грудь. Истекающего кровью и примерзшего ко льду его сначала посчитали погибшим...

Победитель

Искандару Рахматулловичу и Саре Казыхановне Галиуллиным посвящается

Погиб в боях за Родину

Дмитрию Константиновичу Чернышову посвящается

Вот именно в этой деревне Гайтолово в сентябре 1942 г. и погиб мой дед, отец моей матери, муж моей бабушки, прадед моих сыновей — ст. политрук Дмитрий Константинович Чернышов.

Погиб в боях за Родину

Дмитрию Константиновичу Чернышову посвящается

Постоянно хотелось есть

Лидии Константиновне Кулик посвящается

Пока дома в деревне обыскивали немцы, жители деревни стояли под дулами автоматов и ждали своей участи. В тот раз в нашей деревне никого не нашли...

Постоянно хотелось есть

Лидии Константиновне Кулик посвящается

Побег

Дмитрию Александровичу Малахову посвящается

«...Мне было 29 лет, когда началась война. Мы все пришли в военкомат. Хотели защитить Родину. В те июньские дни 1941 года нас записали в пехоту, и через несколько дней мы оказались на фронте. Смешалось всё: земля, небо, люди... Команда: „В атаку!“. Взрыв. Очнулся. Слышу немецкую речь. В плену».

Побег

Дмитрию Александровичу Малахову посвящается

Отсчет новой жизни

Николаю Александровичу Попову посвящается

Дед одинаково не любил говорить о войне, читать о ней, смотреть фильмы. Он считал, что понять ужасную суть войны можно, только увидев ее собственными глазами, и всегда желал, чтобы мы никогда этого не видели!

Отсчет новой жизни

Николаю Александровичу Попову посвящается

Подвигу смелых — память потомков

Александру Порфиловичу Кирюхину посвящается

В нашей семье принято чтить память о людях, подаривших нам свободу, память о моем деде, прошедшем Великую Отечественную войну. Ведь все они могут жить вечно в нашей с вами памяти, памяти наших детей и потомков.

Подвигу смелых — память потомков

Александру Порфиловичу Кирюхину посвящается

Бабуля

Прасковье Ивановне Кирюхиной посвящается

Однажды подружки Прасковьи — обе Ани — шутя принялись драться. Одна выступила в роли Сталина, другая — Гитлера. В итоге «Сталин» победил, и все закричали: «Ура! Победа! Скоро война закончится!»

Бабуля

Прасковье Ивановне Кирюхиной посвящается

Дорога жизни

Александру Николаевичу Косорукову посвящается

Сильные ветры со снегом ограничивали видимость, и автоколонны прекращали движение по Ладожскому озеру. Бывало, автомашины заносило снегом. Когда заканчивалась пурга, путевые рабочие откапывали их и выручали водителей.

Дорога жизни

Александру Николаевичу Косорукову посвящается

Журавли

Ивану Григорьевичу Ананскому посвящается

В боях против немецко-фашистских захватчиков за нашу Советскую Родину на территории Восточной Пруссии тов. Ананский, будучи командиром роты танков ИС-122, выполнял боевой приказ по прорыву сильно укрепленной обороны противника в январе месяце 1945 года, проявил большие организаторские способности по воспитанию своих подчиненных в духе беспредельной преданности нашей Родине.

Журавли

Ивану Григорьевичу Ананскому посвящается

Их познакомила война

Таисии Ивановне и Кириллу Ивановичу Грашичевым посвящается

В госпитале дедушка познакомился со своей спасительницей, а в будущем и женой — моей бабушкой. Между ними завязались очень теплые отношения, которые переросли в настоящую любовь.

Их познакомила война

Таисии Ивановне и Кириллу Ивановичу Грашичевым посвящается

Рыцарь неба

Павлу Андреевичу Веселкову посвящается

Меня вызвали к командиру в кабинет, там стоял тот самый немецкий летчик. Он подошел ко мне и... протянул открытую ладонь. Мы пожали друг другу руки. Это означало, что он поздравляет меня с победой над ним.

Рыцарь неба

Павлу Андреевичу Веселкову посвящается

Спасибо тебе за Победу!

Михаилу Федоровичу Зубову посвящается

В 1945 году в Чехословакии дед случайно встретился со своим старшим братом. От радости их однополчане по воинской традиции подбрасывали на руках — качали. И они, крепко обнявшись, подлетали высоко вверх.

Спасибо тебе за Победу!

Михаилу Федоровичу Зубову посвящается

История доблести моих родных

Семену Игнатьевичу Котову, Елене Кузьминичне и Сергею Кузьмичу Бисюковым посвящается

Маму в составе очередной группы пленных повели на расстрел. Ее товарищи, стоя перед лицом смерти, стали отталкивать ее за себя, прикрывая своими телами от пуль фашистов. Умирая сами, они спасли хрупкую девчонку...

История доблести моих родных

Семену Игнатьевичу Котову, Елене Кузьминичне и Сергею Кузьмичу Бисюковым посвящается

Сын ковал Победу в тылу, отец — на фронте

Василию Ивановичу и Ивану Васильевичу Яровиковым посвящается

В 1941 году, когда Василию было 10 лет, его отправили в тыл. Вместе с мамой и другими женщинами он работал под лозунгом: «Всё для фронта, всё для Победы!». Все остальные дети были еще маленькими. Их отец в 1941 году ушел на фронт.

Сын ковал Победу в тылу, отец — на фронте

Василию Ивановичу и Ивану Васильевичу Яровиковым посвящается

Долг и мужество

Филиппу Филипповичу Дубских, Григорию, Сергею и Павлу Рожковым посвящается

Командир танковой роты на конце ствола пушки приказал соорудить некое подобие люльки. В нее посадили солдата, подняли пушку на полную высоту и подогнали танк к стене. Так в мае 1945-го на фашистском Рейхстаге была высечена фамилия Дубских.

Долг и мужество

Филиппу Филипповичу Дубских, Григорию, Сергею и Павлу Рожковым посвящается

Судьба Александры

Александре Ивановне Дрегольской посвящается

В устрашение немцы не разрешали похоронить повешенных. Бабушка сама снимала сестру с виселицы после освобождения города 9 декабря, а потом на саночках отвезла на кладбище и похоронила рядом с отцом и матерью.

Судьба Александры

Александре Ивановне Дрегольской посвящается

Центр казачьей семьи

Никифору Павловичу Павлику посвящается

В 1944 году после очередного побега из лагеря на территории Италии он попал к итальянским партизанам...

Центр казачьей семьи

Никифору Павловичу Павлику посвящается

Тепло души

Михаилу Пахомовичу Алексееву посвящается

«Уже автоматы сжали в руках, а патронов нет — подвезти не успели. Командир знает, что патроны не подвезли, однако ровно в семь выпускает ракету. И мы побежали в атаку».

Тепло души

Михаилу Пахомовичу Алексееву посвящается

Выстоял воин

Николаю Ивановичу Лазутину посвящается

Попал в плен и мой дедушка. Четыре раза он совершал побег, и четыре раза его возвращали обратно. Очевидно, немцы, окрыленные первыми успехами, еще не стремились к поголовному уничтожению пленных, но за последний побег Николая Ивановича отправили в Дортмундскую тюрьму.

Выстоял воин

Николаю Ивановичу Лазутину посвящается

Несколько строк о каждом

Алексею, Федору, Анатолию и Александру Смирновым посвящается

Когда началась война, моему отцу было 14 лет. Во время войны он работал в колхозе «Гигант», за что был награжден медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.».

Несколько строк о каждом

Алексею, Федору, Анатолию и Александру Смирновым посвящается

«Нет, это не заслуга, а удача — cтать девушке солдатом на войне...»

Нине Петровне Калашниковой и Шаукату Халиулловичу Сайфутдинову посвящается

Когда знамя получил наш командир полка и дал команду: «Полк, под знамя! На колени!», все мы почувствовали себя счастливыми. Стоим и плачем, у каждой слезы на глазах...

«Нет, это не заслуга, а удача — cтать девушке солдатом на войне...»

Нине Петровне Калашниковой и Шаукату Халиулловичу Сайфутдинову посвящается

Севастополь, Севастополь...

Григорию Прокофьевичу Гриценко посвящается

«Севастополя как города нет, разрушен», — докладывал 1 июля 1942 года командующий Черноморским флотом. Под Севастополем дед был ранен: ему оторвало мизинец на правой руке, а оставшиеся пальцы практически не двигались.

Севастополь, Севастополь...

Григорию Прокофьевичу Гриценко посвящается

Воспоминания о страшных днях

Дауту Зульхаировичу Абубикерову посвящается

Как говорил дедушка, свой первый страх он почувствовал, когда попал на поле боя: сотни трупов советских солдат лежат на земле, везде взрываются бомбы, льется кровь, не смолкают орудия.

Воспоминания о страшных днях

Дауту Зульхаировичу Абубикерову посвящается

Сестричка

Александре Федоровне Томасовой посвящается

Мы подбирали после боя раненых, ухаживали за ними, а когда линия фронта перемещалась, следом двигался госпиталь. Потери среди врачей и санитаров у нас были большие, особенно во время бомбежек и артобстрелов. Зато удавалось спасти много красноармейцев.

Сестричка

Александре Федоровне Томасовой посвящается

Никто не забыт и ничто не забыто

Василию Андреевичу Кохтину посвящается

О войне рассказывал всегда скупо, немногословно, больше фактами. В составе Красной армии от стен Московского Кремля дошел до фашисткой Германии, освобождал от оккупации Белоруссию, Украину, Болгарию, Венгрию, Чехословакию, был ранен и дважды контужен.

Никто не забыт и ничто не забыто

Василию Андреевичу Кохтину посвящается

Сохранить другому жизнь — вот смысл подвига

Михаилу Дмитриевичу Юматову посвящается

«Во время боя 8 августа 1943 года, когда немцы предприняли сильный артиллерийский и минометный налет на боевые порядки одной роты, тов. Юматов своим личным участием, проявляя мужество и отвагу, поднял роту и двинул ее в атаку на немцев».

Сохранить другому жизнь — вот смысл подвига

Михаилу Дмитриевичу Юматову посвящается

Пропал без вести?

Григорию Коршуну посвящается

«Пропал без вести» — три коротких слова обрекли семью на долгие годы ожиданий: а вдруг вернется, вдруг ранен, вдруг заброшен на оккупированную территорию и не может дать о себе знать, вдруг попал в штрафбат, вдруг в плену; вдруг, вдруг, вдруг...

Пропал без вести?

Григорию Коршуну посвящается

Мы услышали тихий стон

Марии Панькиной посвящается

«Однажды среди погибших солдат мы услышали тихий стон, это был тяжелораненый воин. Если бы не жительницы деревни и дети, он бы так и остался в поле истекать кровью».

Мы услышали тихий стон

Марии Панькиной посвящается