Сергею Петровичу Колбасину посвящается

Автор: Егор Егорович Бабаков

Такие люди на фронте нужны

...И неплохо б каждому из нас,
А ведь есть душа, наверно, в каждом,
Вспомнить вдруг о чем-то очень важном,
Самом нужном, может быть, сейчас.
И, сметя все мелкое, пустое,
Скинув скуку, черствость или лень,
Вспомнить вдруг о том, какой ценою
Куплен был наш каждый мирный день!

Э. Асадов

Ни разу в своей жизни я не допустил даже мысли о том, что в наш разумный, цивилизованный век (как всем нам казалось) может вернуться угроза нацизма, фашизма. Еще год назад такая мысль мне показалась бы кощунством. Где-то там, далеко, в свободной и демократичной Европе периодически возникали разные движения подобного рода, но это все казалось несерьезным, нестрашным...

И вдруг, как какой-то кошмарный фильм, мы смотрим на факельные шествия в Прибалтике, на откровенный обыкновенный фашизм на Украине. Откуда? Как люди могли забыть обо всех ужасах войны? Почему? Куда делась наша память? Что нам делать?

Надо вспомнить и надо помнить о том «бессмертном полке», который оградил нас от страшной чумы XX века, о каждом солдате этого полка. В этом году нашей Победе исполняется 72 года: 72 года мира, 72 года без страха за близких, 72 года без войны. Мы говорим: «Наша Победа». Да, она наша общая, но прежде всего, это Победа тех, кто ее завоевал, кто ее выстрадал на фронтах и в тылу. Это Победа наших дедов и прадедов.

Я хочу рассказать о своем дедушке Сергее Петровиче Колбасине.

Сергей Петрович Колбасин

Увеличенная фотография(JPG, 207,5 КБ)

Родился он в 1914 году в Казахстане. Жизненные перипетии привели дедушку в Свердловск на Уралмаш, где он устроился на работу токарем. Тут встретил он первые дни войны.

До 1943 года Сергей Петрович, как и все уралмашевцы, как говорится, ковал победу в тылу. В разгар сражений под Сталинградом в рабочих коллективах свердловских заводов родилось предложение сделать подарок фронту: создать свое, уральское, танковое соединение. Патриотический почин свердловчан подхватили Челябинская и Молотовская области. На имя Председателя Государственного Комитета Обороны было направлено письмо, в котором говорилось:

«...Выражая благородные патриотические желания уральцев, мы просим Вас, товарищ Сталин, разрешить нам сформировать особый добровольческий Уральский танковый корпус Вашего имени в честь ознаменования 25-й годовщины Красной Армии...»

24 февраля 1943 года из Москвы пришла ответная телеграмма:

«Ваше предложение о формировании особого добровольческого Уральского танкового корпуса одобряется и приветствуется. Дано распоряжение габту оказать Вам помощь в подборе комсостава. И. Сталин».

26 февраля 1943 года командующий УралВО генерал-майор Катков издал директиву, в которой сообщалось, что на территории Уральского военного округа, по решению Свердловского, Челябинского и Молотовского обкомов ВКП(б), утвержденному Народным Комиссаром Обороны Маршалом Советского Союза товарищем Сталиным, формируется особый Уральский добровольческий танковый корпус численностью 9661 человек. Командирам частей и соединений поручалось начать учебу личного состава по мере его поступления, не ожидая штатной укомплектованности.

В первые же после получения телеграммы дни в военкоматы хлынул поток заявлений от добровольцев, желающих стать воинами корпуса. Более 100 тысяч заявлений подали рабочие заводов. На одно место воина корпуса претендовали 12 человек.

Среди добровольцев был и Сергей Петрович Колбасин. Не сразу его отпустили на фронт: на тот момент дедушка был мастером цеха, его опыт был нужен заводу. Дед дошел до секретаря райкома. Вот что он пишет в своих воспоминаниях:

«...я стал возражать, что я должен обязательно лично отомстить за погибшего брата и угнанную в Германию сестру. Секретарь райкома тов. Климов тогда говорит: «Пишите новое заявление, такие люди на фронте нужны».

Уральцы изучали военное дело, готовились к предстоящим боям. Первый бой дедушка в составе экипажа СУ-122 1621-го самоходно-артиллерийского полка принял 27 июля 1943 года на Курской дуге.

Эшелон Уральского добровольческого танкового корпуса, направляющийся на фронт. На платформах танки Т-34-76 и САУ СУ-122, Петр Оцуп, 1943 год

Увеличенная фотография(JPG, 178,3 КБ)

Затем полк участвовал в боях за Брянск, далее был переброшен на 1-й Украинский фронт, освобождал Западную Украину.

В 1944 году дедушка был ранен. После выздоровления его направили в Горьковское военно-политическое училище, по окончании которого Сергей Петрович получил очередное звание. Отправился воевать на 3-й Белорусский фронт, в Северную группу войск. С 24 апреля 1945 года — парторг 1-го танкового батальона 120-й отдельной танковой Оршанской Краснознаменной бригады. Закончил военную службу он в 1947 году в Польше.

Дедушка был награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени, есть у него и медали.

Архивные документы о награждении орденом Красной Звезды

Сергей Петрович Колбасин

Год рождения: 1914

Гв. мл. лейтенант

В РККА с 1943 года

Место рождения: Казахская ССР, Кустанайская обл., Урицкий р-н, с. Анновка

Место призыва: Орджоникидзевский РВК, Свердловская обл., г. Свердловск.

Наградные документы, орден Красной Звезды, 25 мая 1945 года

Увеличенный документ (PDF, 5,5 МБ)

Документы о награждении орденом Отечественной войны II степени. Информация с сайта «Подвиг народа» (http://podvignaroda.ru/?#id=1523580676&tab=navDetailManUbil)

Увеличенный документ(PNG, 34 КБ)

Нашей семье повезло — дедушка выжил на войне. После он всю жизнь проработал на Уралмашзаводе. Для музея Уральского добровольческого танкового корпуса Сергей Петрович составил автобиографию, которая сейчас лежит у нас дома. Мы всей семьей периодически перечитываем эти несколько листочков в клеточку.

Вот только один эпизод из воспоминаний Сергея Петровича Колбасина — один день, каждый из которых на той войне был будничным:

«7 марта противник большими силами начал контратаки на Волочиск и Фридриховку. Гитлеровцам удалось прорваться и отрезать наш отряд от основных сил корпуса. В течение 6 суток мы вели неравный бой с 7-й танковой дивизией гитлеровцев. В этих боях наш экипаж вывел из строя бронепоезд, два танка, бронетранспортер и несколько автомашин. Особенно мне запомнился бой с тремя немецкими танками, которые прорвались в центр поселка. Нам приказали задержать их продвижение. Встретились мы с ними на перекрестке двух улиц, начался поединок. Я в то время был наводчиком СУ (самоходная установка). Первый выстрел заклинил башню „Тигра“, второй разбил гусеницу. И тогда я сказал механику, что надо проскочить на противоположную сторону улицы и развернуть самоходку, чтобы можно было ударить „Тигру“ в бок. Механик Федя Гержов это быстро сделал, и третий снаряд поджег вражескую машину. Остальные машины пытались развернуться и уйти, но огонь нашей самоходки и наших петеровцев из 29-й Унечской стрелковой бригады уничтожил и их. Ночью на нас снова пошли в атаку „Тигры“...» (Из архива семьи Бабаковых.)

Дедушка умер в 1985 году после третьего инфаркта. Я все чаще задаю себе вопрос, что бы мой дед почувствовал сегодня, как бы пережил возрождение фашизма там, где когда-то он вместе с товарищами встал на защиту мира от этой язвы, от этого ужаса... Мне становится страшно.

10 мая 2017